Запрещенная в России воспитательница

С Евгенией Чудновец обращаются, словно она страшный террорист, так, чтобы она до конца дней помнила, в какую ужасную сказку попала.


Отправление Чудновец в карцер может негативно сказаться на перспективах ее досрочного освобождения. © CC0

Воспитательница детсада Евгения Чудновец отправлена в колонию и будет отбывать наказание вместе с убийцами, воровками и мошенницами. На своей странице в соцсети она разместила ссылку на видеозапись с издевательствами над ребенком, чтобы привлечь внимание общества к произошедшему. Однако в итоге ее саму привлекли к уголовной ответственности за «распространение детской порнографии». Ребенка женщины даже хотели отправить в детдом, и этому помешало только активное противодействие отца.

Прокуратура в апелляции просила назначить наказание, не связанное с лишением свободы, однако суд все же назначил ей реальное лишение свободы, лишь снизив срок с шести до пяти месяцев колонии. На этом ее злоключения не закончились.

Оказавшись в СИЗО № 2 Шадринска, Чудновец принялась рассказывать «на волю» о том, в каких нечеловеческих условиях содержатся заключенные. Ответные меры администрации не заставили себя ждать. Сокамерницы и так плохо к ней относились из-за чудовищной статьи о детской порнографии, но из камеры, где содержалась женщина, еще был изъят телевизор, что не прибавило ей популярности.

Примечательно, что похожая история случилась в СИЗО Екатеринбурга с видеоблогером, ставшим известным как «ловец покемонов в церкви» Русланом Соколовским. Из его камеры под Новый год, когда родственники арестантов массово передают вкусные передачи, тоже изъяли жизненно важный предмет бытовой техники — холодильник. Его сокамерники тоже сочли это виной «политического» и разозлились.

Чудновец, между тем, определили в ШИЗО по рапорту постового за то, что она, находясь на камерной койке, из-за холода прикрыла ноги одеялом. Как рассказал член общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области Сергей Зыков, который посетил Чудновец в камере СИЗО-5 Екатеринбурга, куда она была затем этапирована, комиссия шадринского СИЗО определила ей наказание в 10 суток карцера. Когда воспитательница поинтересовалась у членов комиссии, не кажется ли им 10 суток ШИЗО за прикрытие одеялом ног в условиях зимы чрезмерным наказанием, реакцией стало назначение дополнительных пяти суток. Таким образом, заключенная получила максимально возможные 15 суток. К счастью, женщина пробыла в карцере шадринского изолятора только сутки, однако и они оказались адом. По словам Евгении Чудновец, ШИЗО здесь называют «ямой», и, попав туда, она поняла, откуда такое название. «Это темное, сырое, холодное помещение, где пол покрыт хлюпающими тряпками, а окна даже изнутри покрыты морозным инеем», — передал рассказ заключенной Зыков.

Помещение Евгении в карцер стало произволом работников СИЗО Шадринска, считает руководитель Уральской правозащитной группы Николай Щур. Как заявил правозащитник корреспонденту «Росбалта», причины наказания женщины были явно надуманными.

«Не было там никакого нарушения со стороны Чудновец. Такое делается тогда, когда хотят поиздеваться над человеком. Что это за нарушение — прикрыла ноги одеялом? Если бы форму одежды нарушила, либо выражалась нецензурно, обращалась на «ты» к администрации — вот это было бы нарушение. А то, что ее наказали за то, что одеялом ноги прикрыла — это просто маразм какой-то, не знаю кем придуманный. Просто издеваются над женщиной, как, например, и над Ильдаром Дадиным», — полагает Николай Щур.

Чудновец отправили в карцер по обвинению в нарушении правил внутреннего распорядка (ПВР), которые запрещают лежать днем, полагает член общественной организации содействия соблюдению защиты прав человека «Горячая линия» Оксана Труфанова. Как рассказала правозащитница, никакие аргументы защиты в таких случаях в расчет не принимаются.

«Думаю, что сотрудники имели в виду ПВР, когда нарушением признается нахождение на спальном месте не во время отбоя. Другое дело, что я считаю это жутким атавизмом, а весь наш ПВР — просто издевательством», — сказала Оксана Труфанова.

По мнению правозащитницы, обвинения в подобных нарушениях легко «сфабриковать», чем пользуются «тюремные садисты». «Хоть замерз, хоть болеешь, а стой. Упал? Быстро вставай, пока нарушением не сочли…», — констатировала правозащитница.

Обращение с осужденной воспитательницей в учреждениях ФСИН напоминает пытку, считает представительница фонда «Правовая миссия» Валерия Приходкина. По ее словам, помещение в карцер, по сути, означает водворение в одиночную камеру по надуманному предлогу. «Мы, правозащитники, так и не поняли, что это за наказание за прикрытие ног одеялом. В СИЗО не может быть таких ограничений, чтобы нельзя было сидеть, закрыв ноги», — заявила правозащитница.

Валерия Приходкина столь же надуманным считает изъятие из камеры, где ранее содержалась Чудновец, телевизора. «В законе на тот счет сказано очень нечетко: обеспечение телевизором и холодильником по мере возможности. Поэтому можно легко найти самую благовидную причину: сказать, что прибор сломался, и убрать без разговоров. У господ ФСИНовцев достаточно полномочий, чтобы издеваться над людьми», — заметила правозащитница.

Приходкина подчеркнула, что этапирование из одного учреждения в другое тоже представляет собой нелегкое приключение. В вагоны для арестантов часто вмещают большое количество людей, которые едут в крайне неудобной обстановке. «Транспортировка таким образом — это откровенная пытка. Там уже под одеяло в холодище не спрячешься, потому что одеяла нет. За эти несколько месяцев с Евгенией Чудновец обращаются так, словно она самый страшный террорист, так, чтобы она до конца своих дней помнила, в какую ужасную сказку попала», — сказала Валерия Приходкина.

Отправление Евгении Чудновец в карцер может негативно сказаться на перспективах ее досрочного освобождения, рассказал адвокат Алексей Бушмаков. По его словам, в данный момент он даже не знает о том, куда этапируют осужденную. «Если она будет отбывать наказание в Свердловской области, то, методом исключения, можно понять, что это будет ИК-6 в Нижнем Тагиле — единственная женская колония в регионе», — уточнил Алексей Бушмаков.

Юрист подчеркнул, что об обстоятельствах заключения женщины в карцер он сам знает только из пересказа члена ОНК, который встречался с нею. «Нами были сделаны официальные запросы, на которые мы не получили еще ни одного ответа. Ни одного документа о том, в связи с чем ее посадили в карцер, или куда ее этапируют — у нас нет», — констатировал Бушмаков.

Защитник пояснил, что обязательно будет обжаловать решение администрации СИЗО Шадринска о водворении Чудновец в карцер. «Любое негативное постановление надо проверять на законность и отменять, если оно незаконно. Это будет очень важно, когда подойдем к вопросу об условно-досрочном освобождении. Помещение в ШИЗО будет ее отрицательно характеризовать, и судья может по формальным основаниям сказать, что УДО ей «не светит», — сказал Алексей Бушмаков.

Активная гражданская и человеческая позиция и репост информации в Интернете оборачиваются для женщины долгими страданиями, которые могут искалечить ее здоровье — и физическое, и психическое. Несправедливо осужденная, она оказалась не готова жить в условиях системы исполнения наказания, а потому для этой системы — «самый страшный террорист».

Дмитрий Ремизов