Тонкости следствия

Уголовное дело против вице-губернатора Ивановской области Дмитрия Куликова может стать поводом для федеральной проверки деятельности региональных силовиков.


© Фото ИА «Росбалт»

Как сообщает газета «Версия», ожидается прокурорская проверка в отношении ведущих это резонансное дело следователей Ивановского областного управления СК РФ. «Не исключено, что по ее итогам вопросы к следователям должны возникнуть и у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина», — отмечает издание.

Вице-губернатор Дмитрий Куликов обвиняется в получении взятки в виде аренды автомобиля по заниженной стоимости в фирме, где он работал до выхода на госслужбу. Таким образом, по мнению следственных органов, чиновник недоплатил фирме сумму в районе 200 тыс. руб., а фирма за это получала возможность пролоббировать идею строительства в Ивановской области государственного предприятия — полиэфирного комплекса — с общим объемом инвестиций в размере 25 млрд. руб.

Однако это не главное. Основным пунктом обвинения является подозрение в мошенничестве в размере 5 млн рублей за решение земельных вопросов для автобусных остановок. Следователи считают, что по этому эпизоду вина Куликова подтверждается показаниями бывшего мэра города Иваново Вячеслава Сверчкова и бывшего главы городской администрации Константина Главчева, который выступил посредником в передаче денег. А в эпизоде о взятке с автомашиной доказательством стал договор аренды транспортного средства, обнаруженный при обыске у Куликова.

Показания против Куликова легли в основу сделки со следствием, на которую пошел Сверчков, желавший получить снисхождение в суде. Он утверждал, что часть взятки, которую он получил от предпринимателя, предназначалась Куликову. Однако его показания не выдержали проверки: cудья, рассматривая дело в отношении Сверчкова, решил проверить все факты и в итоге, видимо, принял решение о выходе из сделки. Дело было рассмотрено в общем, а не в особом порядке, и бывший мэр получил по полной — 5 лет колонии строго режима с конфискацией имущества. Сам Сверчков после оглашения приговора в зале суда заявил журналистам, что ему обещали условный приговор.

Что же касается аренды машины, за которую Куликов платил по договору, то у защиты возникает вопрос: как это может считаться взяткой? Речь идет исключительно о гражданско-правовых отношениях, которые, кстати говоря, возникли еще до того, как Куликов стал чиновником. Мало того, что якобы имевшая место взятка никак не зафиксирована, все допрошенные лица ее отрицают, так еще и взяткодатель не установлен.

Однако следователи сам факт аренды расценили как взятку, переговоры о даче которой между Куликовым и «неустановленным взяткодателем» вел «неустановленный посредник».

Несмотря на позицию следствия, в мае 2016 года суд сначала избрал Куликову меру пресечения в виде домашнего ареста, а позже и вовсе отпустил его под залог в виде недвижимого имущества — одноэтажного бревенчатого дома и земельного участка в Кинешемском районе.

Теперь же федеральные силовые структуры могут провести проверку в отношении правоохранителей из Иванова. По информации «Версии», «поводом для этого стали всплывшие факты о возможных незаконных методах ведения следствия».

«Вопросы вызвала обнаружившаяся аудиозапись очной ставки, которую проводил следователь по особо важным делам Управления СК РФ по Ивановской области Павел Куйдан 5 апреля 2017 года между Дмитрием Куликовым и Константином Главчевым, — поясняет издание. — В ходе ее Главчев неожиданно изменил показания. Если прежде он уверял, что передавал вице-губернатору деньги, то теперь заявил: да, он отдавал Куликову какие-то свертки, но что в них было, он не знает. После этого следователь вдруг объявил перерыв. Куликов со своими адвокатами вышел в коридор, а Главчев остался со следователем. Запись разговора, происходившая, предположительно, в этом кабинете, и попала в поле зрения прокуроров. Не возьмемся однозначно утверждать, что зафиксирован именно разговор между сотрудником Следственного комитета и главным свидетелем — экспертизу никто не проводил. Потому можно говорить лишь о том, что звучащие голоса очень похожи на голоса тех, кто оставался в кабинете».

«А сейчас чего нужно-то, сейчас?» — цитирует «Версия» одного из участников разговора. На что собеседник его инструктирует: «Ну, я не знаю, возможно, деньги. Деньги, конкретно, — деньги были. А то — вы не видели. Вы сами отсчитывали (их) в декабре. Сами говорите. Если будут сейчас такие вопросы задавать, конкретно говорите: деньги». «После чего он конкретно указывает, что нужно отвечать на вопросы о точных местах и датах, когда Куликову якобы передавались свертки с деньгами», — отмечает издание.

«Кстати, еще один занятный момент: во время очной ставки следователь, сложилось такое впечатление, несколько раз словно бы намекал защитникам Куликова — мол, было бы неплохо, если бы кто-то смог повлиять на начальника Следственного управления Александра Булаева, и тогда он будто бы сможет убрать из дела эпизод с арендой машины, — пишет „Версия“. — Прозвучало и вовсе откровенное замечание — кто именно должен договариваться и с кем: „Главное чтобы наш с губернатором договорился“».

Эксперты отмечают, что злоупотребления со стороны силовых структур в последнее время не редкость. Сотрудники правоохранительных органов порой становятся инструментом политической борьбы. Поэтому, видимо, федеральному надзорному органу придется все чаще обращать внимание на деятельность следователей по коррупционным делам.

Сергей Петров