Вспомнить 1989 год

Бунт избирателей в регионах похож на протестное голосование против номенклатуры на первых свободных выборах в СССР, отмечают эксперты.


Многие избиратели уже готовы поддерживать даже откровенно слабых и не готовых к управлению кандидатов.

Итоги региональных и местных выборов, прошедших в начале сентября текущего года, демонстрируют «наличие в обществе запроса на существенное обновление политических элит и органов власти». Таков основной вывод, следующий из опубликованного на днях аналитического доклада «Фонда либеральная миссия», эксперты которого занимались изучением состояния политических сил накануне голосования 9 сентября, мониторингом избирательной кампании и подведением результатов волеизъявления в ряде российских регионов.

Особенностью прошедшей кампании, отмечают авторы доклада, стало то, что она проходила на фоне обсуждения решения повысить пенсионный возраст в России, вызвавшего, мягко говоря, неоднозначную реакцию в российском обществе.

Несмотря на то, что Владимир Путин освятил пенсионную реформу своим участием и несколько смягчил ее, она, как отмечают аналитики, «крайне непопулярна, вызывает отторжение у значительной части граждан и, соответственно, у оппозиционных партий практически всего политического спектра», что отразилось и на предвыборной агитации.

«Хотя „Единая Россия“ и ее кандидаты пытались дистанцироваться от реформы, это было трудно сделать, особенно учитывая тот факт, что большинство региональных парламентов высказалось в поддержку правительственного законопроекта. В целом обсуждение пенсионной реформы привело к существенному падению уровня поддержки „партии власти“ как таковой и заметно отразилось на итогах голосования», — констатируют авторы доклада.

Эксперты отмечают также, что, несмотря на то, что голосование 9 сентября в значительной степени оказалось протестным и голоса тех, кто пришел на выборы, перераспределились от «Единой России» не только к партиям системной оппозиции вроде КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», но и тем, кого среди политологов считают либо спойлерами, либо заведомыми аутсайдерами (речь о таких игроках, как «Коммунисты России», КПСС и Партия пенсионеров России), все эти перераспределения произошли внутри все того же электората, который регулярно ходит на все выборы.

Большинство избирателей, как это обычно бывает на региональных и муниципальных выборах, «проголосовали ногами» — вообще не приняли участия в выборах. Как явствует из данных, приведенных в докладе, из 22 регионов, где 9 сентября прошли выборы, только в четырех явка избирателей превысила 50% от числа зарегистрированных избирателей. Это Кемеровская область (66,5%, что, впрочем, значительно ниже явки на предыдущих выборах в этом регионе в 2015 году, когда в бытность губернатора Амана Тулеева она составила больше 92%), Якутия (чуть больше 50%), Орловская область (57,8%) и Чукотка (60,2%).

В других 18 регионах, где проходили выборы, явка избирателей была по обыкновению невысокой и колебалась в диапазоне от 28,9% (Красноярский край) до 49% (Тюменская область). Авторы доклада отмечают, что явка сильно снизилась в регионах, где сменились губернаторы, как, например, в той же Кемеровской области.

Характерно, что на выборах мэра Москвы явка в 2018 уменьшилась по сравнению с аналогичными выборами 2013 года, когда благодаря участию в них Алексея Навального выборы стали более конкурентными. На этот раз в силу отсутствия в списке кандидата, который воспринимается, как реальная оппозиция, интерес москвичей к этим выборам несколько снизился. В итоге явка здесь составила 30,9% по сравнению с 32,1% пять лет назад.

Благодаря снижению поддержки «партии власти», в нынешнем году уровень реальной конкуренции на выборах глав регионов заметно вырос, пишут авторы доклада. По их данным, если «в 2012—2017 годах в 86 кампаниях из 87 победитель определился в первом туре и во всех случаях им был шедший на новый срок глава или врио главы», а в 47 случаях результат победителя был более 75%, то в 2018 году избирательная компания действующих губернаторов была не столь легкой.

Любопытен еще один момент, на который обращают внимание авторы доклада. Они пишут, что ранее уже предвидели ситуацию, когда в условиях недопуска на выборы сильных кандидатов, общего недовольства властью и усталости от ее конкретных представителей в регионе, многие избиратели могут начать голосовать даже за «откровенно слабых и не готовых к управлению» кандидатов.

Эксперты напоминают, что, например, Сергей Фургал уже участвовал в выборах губернатора Хабаровского края в 2013 году и получил тогда только 19,1%, а в этот раз — 35,8%. Владимир Сипягин в 2013 году на выборах губернатора Владимирской области довольствовался лишь 3,9%, а в этот раз получил 31,2%.

В итоге, по мнению аналитиков, это напоминает ситуацию, которая сложилась на первых свободных выборах в СССР в 1989 и 1990 годах, «когда во многих округах имело место протестное голосование против представителей номенклатуры».

Александр Желенин