Ингушетия — на защите границ или на грани?

Причиной конфликта стала даже не земля, а то, что власти в Магасе проявили неуважение к населению.


Изменение границ — это изначально была авантюра. © Коллаж ИА «Росбалт»

Главы Ингушетии и Чечни Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров в конце сентября подписали соглашение о делимитации границ между республиками, предусматривающее обмен территориями. Через несколько дней было объявлено, что депутаты парламента Ингушетии якобы большинством голосов приняли законопроект, поддержавший это решение. Однако власти, как обычно, не захотели посоветоваться с народом, и на улицы ингушского Магаса вышли тысячи протестующих. Кроме прочего, они сомневаются в правдивости озвученных итогов голосования в Народном собрании. Накал страстей таков, что грозит перерасти в серьезный конфликт — похоже, руководство региона сдаваться не собирается.

До 1992 года ингушские и чеченские земли формально входили в состав Чечено-Ингушской АССР. В 1991—1992 годах начался развод двух народов. Однако граница четко проведена не была. В Чечне неоднократно высказывались мнения, что Ингушетии «прирезали» слишком много земли, что вызывало болезненную реакцию в соседней республике.

Изменение границ — это изначально была авантюра, считает директор центра региональных исследований ЮФУ Игорь Добаев. Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», теперь любые шаги будут вызывать недовольство в ингушском и чеченском обществах. Кавказовед подчеркнул, что протест, начавшийся в Ингушетии, продиктован позицией глав ингушских тейпов и вирдов.

«Самым лучшим вариантом было заморозить вопрос о границе и какое-то количество десятилетий вообще его не трогать. Пусть бы он так и оставался в подвешенном состоянии. Потому что мы его никак не решим. Сегодня мы видим недовольство среди ингушей, а если пойти обратно, то недовольные будут среди чеченцев. Не нужно было идти на эту авантюру», — сказал Игорь Добаев.

Конфликт возник из-за закрытости процесса переговоров и принятия решения властями, считает политолог Тимур Тенов. «Я соглашусь с мнением Руслана Аушева, который в своем обращении рассказал о том, как надо было поступить в данном случае. Процесс должен был быть открытым, согласованным, проходить на основе российского законодательства, законодательства республики Ингушетия, с учетом вайнахских традиций. Если бы это было сделано, то у всех было бы понимание происходящего», — полагает Тимур Тенов.

Политолог привел пример того, что первый президент Ингушетии Аушев в свое время вел непростые переговоры о территории республики, в том числе по вопросу принадлежности соседнего Пригородного района, и открытость принятия решений позволяла избегать эскалации конфликтов. По мнению Тимура Тенова, сейчас при переделе границ не была учтена реакция общества Ингушетии.

«Если в случае с Чеченской республикой мы видим контролируемое социальное поле, то в другом случае социальное поле — активное и менее контролируемое. На его реакцию повлиял сам факт кулуарности режима принятия решений», — отметил политолог.

Сейчас власти Ингушетии всеми силами пытаются не допустить отмены соглашения об изменении границ с Чечней, рассказал председатель республиканского отделения партии «Яблоко» Руслан Муцольгов. Тем не менее, шанс вернуть ситуацию в русло законных процедур имеется.

«Есть один вариант: депутаты соберутся и проголосуют за отмену якобы принятого ими решения, откажут в ратификации соглашения. Второй вариант: власти попытаются не допустить этого голосования и сделают все, чтобы никто не смог поставить под сомнение соглашение, подпись под которым поставил глава республики Юнус-Бек Евкуров», — сообщил Руслан Муцольгов.

По словам политика, не только протестующие на улице, но и многие государственные деятели в Ингушетии считают порочным соглашение об изменении границы. «Если говорить о том, чего бы мы хотели, то это, безусловно, отмена этих соглашений. То, как они были сделаны, противоречит закону, противоречит основным законным актам, в том числе и конституции Республики Ингушетия. Решение парламента о ратификации этих соглашений было принято с нарушением норм, и речь идет о фальсификации того законопроекта, за который якобы проголосовали 17 депутатов, как о том заявили власти. Кроме того, есть заключение конституционного суда республики о том, что закон о ратификации соглашений противоречит положениям конституции. Поэтому, безусловно, что прокуратура как надзирающий орган должна была заявить об этом главе республики, региональным властям», — сказал Руслан Муцольгов.

В конфликте вокруг определения границы между Ингушетией и Чечней проявили себя разные факторы, подогревающие ситуацию, считает директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. Как заявил эксперт, сказывается и специфика северокавказской республики, и внутренняя политическая борьба в ней. Он констатировал, что подобный конфликт невозможно представить в случае уточнения границ, например, между Московской и Владимирской областями.

Гращенков согласен с тем, что власти Ингушетии не сумели выстроить общение с собственными согражданами. «Причиной конфликта стало не само разграничение, а тот факт, что была утеряна коммуникация с населением. Поэтому достаточно быстро спор об административной границе перерос в уличные волнения», — отметил он.

Эксперт напомнил, что ранее у главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова был конфликт с муфтиятом, что важно для такого религиозного региона как Ингушетия. «Очевидно, что противостояние поддерживается и каким-то духовенством, а влиятельные в республике духовники участвуют в конфликте», — сказал Гращенков.

Эксперт уверен, что конфликт теперь напрямую влияет на устойчивость Евкурова как руководителя республики и может закончиться неблагополучно для него. «Естественно, что конкуренты Евкурова увидели в происходящем возможность сместить его до конца срока, показав, что глава не контролирует ситуацию и не является таким уж эффективным руководителем, как до этого полагала Москва», — заметил Илья Гращенков.

Федеральный центр создает видимость собственного невмешательства в вопрос определения границ, а кремлевские чиновники явно не хотят быть публично замешанными в проблеме, считает политолог Аббас Галлямов.

«Думаю, федеральный центр изначально участвовал в подготовке решения об изменении границ, просто публично вмешиваться в конфликт он пока не спешит: никаких плюсов такое вмешательство не принесет, а вот статус верховного арбитра, к которому апеллируют все конфликтующие стороны, после этого будет утрачен. Скорее всего, Кремль приложит максимум усилий, чтобы остаться в стороне от противостояния, используя только непубличные рычаги», — полагает Аббас Галлямов.

Ситуацию в Ингушетии некоторые наблюдатели, между тем, сравнивают с историей недавних выборов губернаторов в Приморье и других регионах. Там тоже власти пытались принимать решения, навязывать руководителей, не советуясь с самими жителями этих регионов. Однако российские граждане показали, что времена, когда все можно было решать за них и за их спинами, уходят в прошлое.

Возможно, еще не все чиновники в Кремле и на местах это поняли.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Путин посоветовал Евкурову не разгонять митинги в Ингушетии