Деньги есть, теперь держитесь!

В Госдуме решили, что лучше отреставрировать Ленинский мемориал в Ульяновске, чем искать дополнительные средства на социальную поддержку граждан.


Финансовая мощь у государства в наличии, но оно совсем не спешит пускать ее в дело. © СС0 Public Domain

В Госдуме в среду одобрили во втором чтении проект федерального бюджета России на 2019—2021 годы. На обсуждение поправок к этому документу депутаты потратили почти четыре часа, но без согласия правительства не сумели выбить даже несколько дополнительных миллионов, чтобы помочь, например, сиротам или молодым семьям.

Между тем, новый бюджет оказался профицитным — впервые за последние несколько лет. Так, в 2019 году превышение доходов над расходами казны составит 1,932 трлн рублей, в 2020 году — 1,224 трлн рублей, а в 2021 году — 952 млрд рублей. «Мы имеем порядка трех триллионов рублей увеличения доходной части по сравнению с 2018 годом, а расходная часть увеличится только на 620 млрд рублей», — удивлялась во время обсуждения бюджета коммунистка Вера Ганзя. Дополнительно к этому объем ФНБ в следующем году увеличится до 6 трлн рублей, но эти запасы считаются неприкосновенными и по большей части хранятся в виде валюты и иностранных ценных бумаг.

Так что деньги у государства есть, но оно не спешит их тратить, а депутаты не могут на это повлиять. Именно правительство по-прежнему не только верстает бюджет, но и решает, как он должен измениться при доработке ко второму чтению. Так, из более чем 600 поправок, поступивших к этому документу, парламентарии одобрили 400 с лишним, и все они поступили на Охотный ряд с Краснопресненской набережной. В таблице же отклоненных оказались 200 поправок от депутатов, из которых половину подготовили в КПРФ.

Впрочем, думское руководство заверило, что принятые поправки стали результатом совместного творчества чиновников из Белого дома и народных избранников. Понятно, что заранее договаривались в основном с единороссами, которые согласовывали свои предложения в министерствах, обивая пороги чиновничьих кабинетов.

Наиболее активные депутаты из числа тех, у кого нет большого влияния и связей, попытались отстоять свои поправки, вынося их на отдельное голосование в ходе пленарного заседания. Чем вызвали неудовольствие отдельных депутатов из фракции парламентского большинства. «Почему мы сейчас должны сидеть и это выслушивать? — возмутилась единоросс Раиса Кармазина. — В пятницу комитет был до десяти вечера! Приходите на комитет и отстаивайте свои поправки! Вот кому надо было, тот ходил со своими поправками по отраслевым министерствам. Вот Лена-культура (глава думского комитета по культуре Елена Ямпольская) везде ходила. А я свои поправки сняла, потому что вижу перспективу работы с правительством. Мне «шашечки» не нужны, мне ехать надо».

«В принципе правильно и справедливо говорите, но мы по регламенту обязаны», — вмешался в спор первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков. На защиту депутатских прав традиционно поднялся и председатель Госдумы Вячеслав Володин. «Право каждого депутата высказывать свою точку зрения закреплено Конституцией и федеральными законами, что, собственно, и делают наши коллеги. А наше дело — поддерживать их или нет», — поучительно заметил спикер.

После этого парламентарии продолжили играть в демократию, пока, наконец, глава Минфина Антон Силуанов, который пришел в Думу на случай появления вопросов со стороны депутатского корпуса, не сообщил, что уже опаздывает на самолет и ему надо лететь в Минск.

Кстати, за все время присутствия на заседании министру ни разу не пришлось отвечать на вопросы по депутатским поправкам. Отдуваться за всех сразу решил глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров. Поначалу он сильно нервничал, так что спикер Володин испугался за его психоэмоциональное состояние и посоветовал успокоиться. «Вы берегите себя, не надо так эмоционально, у нас еще 60 поправок впереди», — сказал Володин. А вице-спикер от ЛДПР Игорь Лебедев, сидя в президиуме, пожелал стоящему за трибуной (и отказавшемуся все-таки присесть на стульчик) Макарову «прожить век».

В этом время депутаты продолжали настаивать на принятии своих поправок, выпрашивая у правительства, надо сказать, сущие копейки (в масштабах бюджета) на дополнительную социальную поддержку граждан. Так, коммунистка Тамара Плетнева умоляющим голосом просила выделить хотя бы 5 млрд рублей на жилье молодым семьям в регионах. «В прошлом году был всего один миллиард, в этом уже, правда, четыре с небольшим. Я много не прошу, но в каждом регионе тогда хоть как-то будет эта проблема решаться, потому что сейчас программы такие есть по обеспечению жильем молодых семей, а денег нет», — говорила Плетнева. Еще 5 млрд рублей она просила на отдых для детей из трудных семей, чтобы им не пришлось проводить лето «в школе на спортивных матах».

«Есть «Артек», — заметил в ответ Макаров. К слову, этот самый известный советский детский лагерь получит дополнительно 2,36 млрд рублей на свое развитие.

«Эсер» Галина Хованская просила всего 400 млн рублей в качестве дополнительных средств для жителей БАМа, которые не могут получить жилье уже 40 лет. «Это вообще не та сумма, чтобы увидеть свет в конце тоннеля», — отвечал ей Макаров. Ему также не понравилось, что «эсеры» предложили взять 40 млрд рублей на финансовое обеспечение предлагаемых им поправок из Резервного фонда правительства. За счет этих денег, а также сокращения некоторых бюджетных расходов, например, на материальное стимулирование чиновников, они предлагали профинансировать расходы бюджета по 13 направлениям.

Коммунисты по традиции требовали поддержать село, промышленность, строительство школ, увеличить пособие по уходу за детьми до трех лет, обеспечить жильем сирот и т. д. Но все эти предложения не встретили поддержки в правительстве. Между тем, оно согласилось дать 2,1 млрд рублей Ульяновской области на реставрацию мемориала Владимира Ленина. Правда, коммунисты в итоге все равно проголосовали против такого бюджета.

Елена Земскова


Ранее на тему В 2019 году пособие по безработице в РФ составит от 1,5 тыс. до 11 тыс. рублей

Германия инвестирует 3 млрд евро в искусственный интеллект

Аналитик: У рубля почти нет факторов поддержки