Главные новости
В России - все новости
11 апреля 2019, 15:54
1390

В Бурятии умирающего пациента больницы заперли в каморке, приняв агонию за хулиганство

© СС0 Public Domain

В Бурятии пациента больницы с пневмонией нашли мертвым в запертом на замок служебном помещении.

Как сообщает «Номер один», 40-летний житель Баргузин Владимир Колмаков 6 февраля почувствовал недомогание, ему было трудно дышать, в груди хрипело. Медики «скорой помощи» заподозрили у пациента бронхит и двустороннее воспаление легких. Температура была нормальной, а давление оказалось низким — 90/50. Владимира решено было госпитализировать в Баргузинскую ЦРБ.

Его сестра звонила брату из Улан-Удэ, и он рассказал, что его не осмотрел врач и лечение не назначено. Женщина звонила в отделение до позднего вечера, но трубку никто не брал. Утром 7 февраля она снова связалась с братом, и поняла, что ему все хуже — мужчина едва говорил. Сестра стала звонить на горячую линию Минздрава, спрашивала, почему не может дозвониться до отделения и можно ли перевезти брата в Улан-Удэ, на что ей ответили, что по закону информацию о состоянии больного врач может сказать ей по телефону только с разрешения пациента. Наконец, женщине удалось связаться с лечащим врачом Владимира, и врач заверила женщину, что все будет хорошо, пневмония лечится и через две недели ее брат поправится.

Вечером 7 февраля к Владимиру в больницу пришел отец, но сына на его койке не застал. Медперсонал заявил, что с пациентом все хорошо, его просто перевели в другую палату, сказали подождать. Оказалось, что «палата», в которую якобы перевели еле живого больного, заперта на висячий замок. Когда через 30 минут поисков ключ так и не нашелся, отец потребовал, чтобы навесной замок срезали болгаркой. Когда двери открылись, отец увидел своего сына в душной каморке на полу у батареи. Он был мертв.

Отец начал сам делать ему массаж сердца, искусственное дыхание, но все безуспешно. Медперсонал никакого участия в реанимации даже не пытался принять. Медсестра, которую отец позвал на помощь, лишь проверила у пациента пульс, покачала головой и отошла.

Когда отец и сестра стояли перед Владимиром на коленях, они заметили, что кто-то из персонала подкладывает в «палату» сумку Володи и его телефон.

По результатам вскрытия Владимир Колмаков умер 7 февраля от отека легких. По словам очевидцев, комната, где он был заперт, предназначалась для хознужд. В ней нет ни туалета, ни раковины, на окне нет ручки, поэтому каморку невозможно открыть.

Лечащий врач Владимира объяснила, что пациента заперли всего лишь на пять минут, хотя родные располагают данными, что он пробыл взаперти не один час. По словам врача, после обеда 7 февраля пациент начал вести себя буйно, ходил по палатам, вел себя неадекватно, поэтому его временно определили под замок — чтобы не убежал.

«Мы опросили пациентов, которые лежали с Володей в то же время, и они рассказали, что он действительно ходил по отделению и искал знакомую женщину-хирурга, чтобы попросить ее о помощи. Но прежде, чем зайти в чужую палату, он сначала стучал в двери. Свидетели рассказали, что Владимиру было плохо, он был как будто в агонии. Медперсонал, видимо, принял его хождение по палатам как буйство, на самом же деле ему было очень тяжело», — считает его сестра.

«Мы уже подали заявления в прокуратуру Бурятии и района, обратились в Следственный комитет, в Минздрав и Росздравнадзор с просьбой разобраться в обстоятельствах смерти Владимира. Мы подозреваем, что сотрудники Баргузинской ЦРБ проявили преступную халатность, незаконно лишив человека свободы. Они должным образом не оказали ему качественную медицинскую помощь и, по сути, бросили умирать. Мы хотим, чтобы медики ответили за гибель Владимира и подобного рода трагедии больше не повторялись в стенах нашей больницы», — заявляет сестра погибшего.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru