Грозит ли стране нотариальная катастрофа?

Непрозрачность финансовых потоков нынешней системы вызывает все больше вопросов, отмечают СМИ.


© CC0

Выступая весной этого года в рамках «Правительственного часа» в Совете Федерации, министр юстиции РФ Александр Коновалов признал, что во всех странах, где используется концепция так называемого латинского нотариата (а Россия — одна из них), «участие в удостоверении сделок с недвижимым имуществом является одним из столпов не только существования самой нотариальной корпорации, но и в целом безопасности, юридической безопасности страны».

И только на первый взгляд слова главы ведомства могут показаться преувеличением. На самом деле столь высокая планка рассмотрения вопросов организации работы нотариусов, да еще и продемонстрированная с высокой парламентской трибуны, отражает глубокую обеспокоенность представителей высшего руководства страны тем, что в нотариальном «королевстве» многое уже давно находится вовсе не в том порядке, который больше соответствовал бы нормам жизни блюстителей буквы и духа закона…

Отчет и незачет

В распоряжение нашей редакции попал очень интересный документ. Отчет по результатам исследования системы финансового обеспечения нотариата, за подписью доктора экономических наук, профессора А.Н. Чеканского, может стать настоящей сенсацией. Исполнителями данного исследования был проведен анализ существующей системы финансового обеспечения деятельности по регулированию нотариата и предложены пути повышения ее эффективности. Мы показали данный документ разного рода специалистам и экспертам в области финансов, и по результатам этих консультаций пришли к выводу, что без всякого преувеличения работу исследовательского коллектива Института бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, можно считать даже не готовым материалом к возбуждению уголовных дел, а уже почти сформулированным приговором нынешнему руководству нотариальной корпорации страны.

Возможно, что и сами ученые, возглавляемые деканом факультета стратегического управления старейшей и наиболее уважаемой бизнес-школы MBA в России доктором экономических наук, профессором Александром Чеканским, — вряд ли могли предсказать такие результаты своей работы. Круг стоящих перед ними задач был очерчен максимально четко, включая в себя задачу оценки соответствия имеющимся требованиям финансовой отчетности федеральной и региональных нотариальных палат, анализа выполнения требований об обязательном аудите финансовой отчетности, определения степени прозрачности финансовой и бухгалтерской деятельности фондов, учрежденных нотариальными палатами. На основе сравнения первичных данных в отчетах нотариальных палат со статистикой министерства юстиции был проведен анализ соответствия данных о финансовом обеспечении регулирования деятельности нотариата, отраженных в финансовой отчетности нотариальных палат, данным регулятора.

Удалось коллективу исследователей, в состав которого входили два доктора и один кандидат наук, поднять и другие аспекты деятельности российских нотариусов. В частности, были подвергнуты сравнению расходы на содержание аппарата управления в различных субъектах Федерации, оценены его эффективность и размер свободных денежных средств и финансовых вложений нотариальных палат, а также эффективность их размещения в финансовые инструменты. Кроме того, авторы перед этим, видимо, рассчитали и возможные резервы экономии на содержание нотариальных палат при условии реорганизации системы регулирования нотариата.

Стоявшие перед экспертами вполне тривиальные задачи оценки информационной прозрачности и экономической эффективности деятельности отечественного нотариального сообщества выявили столь удручающую картину финансово-хозяйственной жизни нотариальной корпорации, что и президенту Федеральной нотариальной палаты Константину Корсику, и членам правления этого уважаемого органа впору ставить не просто незачет, а сразу направлять на пересдачу… в  следственные органы.

«И из княж Костянтиновы грамоты…»

Историки утверждают, что Псковская судная грамота 1397 года — старейший нормативно-правовой акт, регламентирующий гражданско-правовые отношения и впервые в России упоминающий нотариусов, состоит из двух частей: грамоты великого князя тверского Александра Михайловича и грамоты Константина Дмитриевича, княжившего в Пскове в начале XV века. Вряд ли нынешнему дуайену корпуса нотариусов Константину Корсику удастся оставить столь же глубокий след в истории отечественного нотариата. Однако в том, что его след в истории бесхозяйственности и вопиющей неэффективности, проникшей во все сферы жизни нотариальной корпорации, еще долгие годы будет предельно очевиден, сомневаться не приходится. Именно об этом свидетельствует выводы исследования, проделанного экспертами РАНХиГС.

По закону о нотариате часть средств, взимаемых нотариусом за совершение различных нотариальных действий, в обязательном порядке направляется в нотариальные палаты субъектов Федерации и Федеральную нотариальную палату. На эти средства содержится аппарат самоуправления нотариальной корпорации, часть из них идет на формирование общего компенсационного фонда — страхового механизма, предназначенного для покрытия возможных издержек, связанных с гарантирующей юридическую чистоту той или иной сделки ролью нотариуса. Отсюда же берутся средства на развитие системы нотариата в стране.

Об общем масштабе умышленной или неумышленной неэффективности финансовой политики руководства нотариальной корпорации можно судить хотя бы только по тому, что, как указано в отчете, в 2017 году доxoд от размещения временно свободных средств всех нотариальных палат страны в объеме более 2,2 млрд рублей составил всего 26,7 млн рублей (!), что означает доходность в 2,5% годовых. О том, что это почти в три раза ниже доходности по депозитам в самых консервативных и надежных банках страны, говорить и не нужно. Тем не менее, эксперты академии при президенте РФ отдельно оговорились, что «в случае размещения всех имеющихся денежных средств палат хотя бы под 6% годовых дополнительный доход сocтaвил бы 84,4 млн рублей».

Освоение взносов

В уста нотариуса Кротта в романе «Тридцатилетняя женщина» великий сердцевед Оноре де Бальзак вкладывает свои мысли: «Все общество проходит через наши руки, поэтому-то мы бываем свидетелями страстей в самом омерзительном их проявлении…» С учетом этого та немалая плата, которая ежегодно взимается нотариусами с населения страны, наверное, и не выглядит чрезмерной. Валовый доход всех нотариусов в Российской Федерации, по данным статистики Минюста за 2017 год, составил более 65,7 млрд рублей, которые с позиции героя французского классика можно рассматривать как справедливую компенсацию за непосредственное участие нотариусов в самых прозаических, самых приземленных движениях души, имущества и денежных средств. Можно сказать, что именно деньги, в немалом количестве по установленным тарифам взимаемые нотариусами со своих клиентов, с успехом заменяют им самые мощные антидепрессанты, конечно же, необходимые для лечения той меланхолии, которая неизбежно должна у них возникнуть от вникания во все грехи и пороки мира.

С грехами и пороками бренного мира, по всей видимости, лучше всего научились справляться в Федеральной нотариальной палате, для чего она стала учредителем сразу 5 некоммерческих организаций с благозвучными названиями, а именно Фонда «Центр нотариальных исследований», АНО «Научно-Методический Центр», Фонда «Центр инноваций», Фонда развития правовой культуры и Фонда «ФЕМИДА». При этом только в 2017 году и только три из них со 100-процентной долей участия Федеральной нотариальной палаты на свои уставные цели направили более 200 млн рублей.

Характерно, что описание уставной деятельности этих организаций сформулировано так искусно, что позволяет руководству Федеральной нотариальной палаты направлять им средства, поступающие на ее спецсчета в виде взносов, взимаемых за регистрацию уведомлений о залоге движимого имущества в соответствии со статьей 30 Основ законодательства о нотариате. Это дает легальную возможность ФНП расходовать средства, аккумулируемые на специальные цели, не напрямую, а опосредованно — через учрежденные ею некоммерческие организации. При этом, по данным исследования ученых РАНХиГС, «расходы на содержание аппаратов управления у этих фондов в среднем составляют 65% всех полученных средств, и только оставшиеся 35% расходуются непосредственно на целевые мероприятия». Если перевести это заключение с аудиторского языка на обычный, фактически это может означать только одно — наличие специально созданных структур-«кормушек», через которые руководство Федеральной нотариальной палаты успешно «осваивает» приходящие к ней в виде обязательных страховых взносов средства.

Другие итоги исследования

То, что руководство ФНП уже давно пытается делать хорошую мину при явно не соответствующей приличиям и, возможно, нечистой финансовой игре следует и из других разделов отчета группы аналитиков президентской академии. Исследователи государственной и далеко не последней в научном мире организации выявили, например, и то, что невозможно точно оценить размер затрат на создание Единой информационной системы нотариата, расходы на которую несет Федеральная нотариальная палата и опять-таки связанный с ней же Фонд «Центр инноваций и информационных технологий». Есть многочисленные вопросы и к региональным нотариальным палатам, некоторые из которых в нарушение требований законодательства не публикуют бухгалтерскую отчетность аж с 2013 года. В общем, то, что отчет по исследованию, проведенному под руководством профессора Чеканского, стал настоящей бомбой, разорвавшейся под основанием всего отечественного нотариального мира, понятно даже на основании краткого с ним ознакомления. Видимо, именно поэтому даже о наличии такого документа в самом нотариальном сообществе знают немногие, а те, кто знает, говорят о нем, понижая голос и выключая мобильные устройства.

То, что отчет поставил много вопросов и дал еще больше неожиданных ответов, должно быть, прекрасно понимают и в министерстве юстиции, ответственном за финансовую и юридическую прозрачность функционирования нотариальной системы. Главный вопрос — понимают ли, насколько опасна для государства и общества нынешняя ситуация в нотариате, в котором как на уровне ФНП, так и в регионах, служение закону давно превратилось только в повод сытно кормиться за счет населения? Но как быть с самой системой, которую нужно подпирать фондами-«кормушками», ответа отчет не дает. Как нет пока и ответа на вопрос: не разнесет ли следующее исследование (например, по итогам 2018 финансового года) то немногое, что осталось в здании российского нотариата от мины, уже разорвавшейся?

Источник — «Общая газета»


Ранее на тему Россиянам упростят процедуру купли-продажи недвижимости