Анатомия слухов: всероссийский обыск — только начало

Власть все же решила устроить громкий уголовный процесс против оппозиции с целью дезорганизовать ее перед выборами в Госдуму 2021 года.


Силовики с трудом дождались окончания голосования 8 сентября, чтобы начать погром «инфраструктуры протеста». © Фото с сайта sledcom.ru

Утром 12 сентября более чем в 40 регионах одновременно следователи СК и сотрудники правоохранительных органов пришли с обысками в штабы Алексея Навального, домой к сотрудничающим с ним активистам, а также в ассоциацию «Голос», которая занимается профессиональным наблюдением на выборах и анализом избирательных процессов. При этом обыски прошли также у политических и гражданских активистов, не связанных ни с Навальным, ни даже вообще с выборами.

Главная цель, по словам соратника Алексея Навального Леонида Волкова — изъятие техники. Формальная причина — уголовное дело, возбужденное против Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и его сотрудников по обвинению в «отмывании» денег. Реальная же цель очевидна для многих — это блокирование любой оппозиционной «инфраструктуры».

Силовики фактически прекратили разрабатывать уголовное дело о якобы имевших место в Москве летом массовых беспорядках, которое вызывало массу сомнений в его обоснованности. Эти обвинения сняли даже с тех активистов, оппозиционеров и случайных прохожих, которые в итоге уже были осуждены (правда, всех их тут же привлекли к ответственности по другим статьям).

Однако полностью от идеи рамочного большого уголовного дела против оппозиции власти явно не стали отказываться. Ходят слухи, что Кремль все же принял такое решение и договорился об этом с силовиками. Этим делом станет процесс против ФБК, который должен быть растянут во времени, чтобы помешать Алексею Навальному и политикам, готовым вступать с ним в коалицию, сформировать оппозиционный блок для участия в федеральных парламентских выборах 2021 года.

Нынешние обыски уже стали самой масштабной акцией такого рода — как минимум, с момента начала дела ЮКОСа, а может быть, вообще за всю новейшую историю политического сыска в России. В их проведении по всей стране задействованы несколько тысяч сотрудников силовых органов, у сотен людей арестованы банковские счета. Всего обыски проходят приблизительно по двум сотням адресов, как в квартирах, так и в офисах

И это, судя по тому, что рассказывают источники, только начало — в администрации президента в последние дни постоянно идут совещания, на которых вырабатывается план противодействия оппозиции. Судя по последним данным, чиновникам уже стало ясно, что нет смысла проводить реформу избирательного законодательства, как это планировалось еще летом этого года.

Выборы в Москве, а также в Хабаровском крае, где победила ЛДПР, показывают, что увеличение числа одномандатников, отказ от указания партийной принадлежности и прочие модные методы фактического обмана избирателей с целью помочь избраться «Единой России» уже не работают. Единственная сравнительно работоспособная политическая технология — отказ независимым кандидатам и оппозиционерам в регистрации.

Именно так власти поступали во время губернаторских избирательных кампаний, не стесняясь даже принуждать слишком популярных соперников провластных кандидатов сниматься с выборов, как это было, например, с режиссером Владимиром Бортко в Санкт-Петербурге. И вот результат — везде главами регионов избраны те, кого поддерживает Кремль. Ни одного сбоя, как в 2018 году, не случилось.

Теперь, как ходят слухи, эта схема на ближайшие пару лет будет признана универсальной. Именно в ее рамках Кремль якобы будет готовиться к голосованию в 2021 году. Ну а помимо жесткого административного контроля над выборами власть намерена фактически запретить финансирование любых околополитических проектов.

Не случайно глава Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ (СПЧ) Михаил Федотов вдруг выступил со странной (по меньшей мере) инициативой. Он рассказал о каких-то мифических «денежных мешках», которые якобы контролируют выборы и предложил учредить единый избирательный фонд, из которого все зарегистрированные кандидаты, вне зависимости от партийной принадлежности, финансировались бы поровну.

Что это означает в российских реалиях? Первый пункт — это оплата любых избирательных кампаний из бюджета. Логически из этого вытекает запрет на привлечение любых денег, кроме государственных, для финансирования политической деятельности. Ну и, само собой, уголовное или административное (в виде многократных штрафов, что уже тоже опробовано властями в Москве) преследование тех, кто дает (а тем более, получает) деньги на проекты, связанные, по мнению власти, с политикой.

Конечно, Кремль не пойдет по такому прямому пути, который указывает Михаил Федотов. Однако направление именно в эту сторону выбрано давно, еще когда в России вводилось понятие «иностранного агента». Сейчас внутри власти просто идет дискуссия о том, как распространить на россиян ранее уже фактически введенный запрет для иностранцев на финансирование политической и общественной деятельности.

Вот именно так в ближайшие месяцы, как считает источник, близкий к руководству одной из парламентских политических партий, и будет развиваться ситуация в России. По крайней мере, если властям ничего не помешает и дальше двигаться в избранном направлении при подготовке к выборам 2021 года.

Иван Преображенский