Россиян загоняют под еще один колпак

Депутатов Госдумы обеспокоило новое право спецслужб — определять местоположение граждан по номеру телефона без санкции суда.


Вызывает опасения возможность, что «пробивать» начнут не только пропавших без вести. © СС0 Public Domain

Госдума поддержала в среду в первом чтении законопроект, разрешающий сотрудникам оперативно-розыскных служб запрашивать у операторов сотовой связи данные геолокации пропавших людей, не дожидаясь разрешения суда.

Сейчас для определения местоположения абонента санкция суда обязательна, но ожидание такой бумаги может растянуться на часы, если не на сутки. Это драгоценное время можно было бы потратить на успешные поиски пропавших. Так аргументировали необходимость принятия новой нормы авторы законопроекта, среди которых числятся известные сенаторы Людмила Бокова и Андрей Клишас.

Депутат Госдумы от «Единой России» Татьяна Касаева, которая также поставила свою подпись под проектом, сообщила коллегам на заседании палаты, что ежегодно в России, по данным МВД, пропадает около 120 тысяч человек. Из них примерно 45 тысяч — дети. «Порядка 90% пропавших на момент исчезновения имеют при себе мобильный телефон, который остается включенным в первые два-три дня с момента начала поиска», — отметила Касаева.

Что касается поиска пропавших детей по данным геолокации, то депутаты эту проблему уже решили. Не так давно принятый закон разрешает оперативникам без решения суда уже в первые сутки приступить к поискам. Правда, для определения местоположения пропавшего ребенка потребуется заручиться согласием родителей или законных представителей.

Похожий механизм теперь будет действовать в отношении всех людей, пропавших на территории России. Конкретный порядок предоставления оперативным службам геолокационных данных позднее разработают в правительстве. Но уже сейчас ясно, что за такой информацией силовики смогут обратиться к оператору связи на основании мотивированного представления одного из руководителей оперативно-розыскных служб.

При этом от самого оператора связи потребуют заручиться согласием абонента, что он не возражает против передачи своих персональных данных третьим лицам. Как будет выглядеть форма и порядок дачи такого согласия решат в Минкомсвязи.

Правда, из законопроекта следует, что отказ абонента раскрывать свои данные позволит оператору связи отказать в заключении договора на оказание услуг.

В Госдуме не против того, чтобы у оперативников появилось право как можно быстрее приступить к поиску пропавших людей. Но некоторые депутаты всерьез опасаются, что данные о местоположении пользователей мобильных телефонов за деньги начнут «сливать» кому попало. Или сами силовики начнут отслеживать передвижение тех граждан, которые представляют для них интерес, но для официальной слежки за которыми нет достаточных оснований.

«Тут вообще ни слова не говорится о поиске людей, а просто есть безусловное право служб получать информацию о любом гражданине, который даже никуда не потерялся. Зачем это делать?», — недоумевал в ходе дискуссии «эсер» Валерий Гартунг. Но Касаева заверила, что речь идет именно о поиске пропавших без вести людей.

«У нас никто не отменял гарантию неприкосновенности личной жизни», — засомневался в необходимости принятия законопроекта и либерал-демократ Сергей Иванов. Хотя, по его словам, операторы связи уже сейчас «оказывают подобные услуги и сообщают в случае запроса, куда ходил человек, что смотрел, на каком сайте был».

Несмотря на это, в Госдуме потребовали, чтобы в законе появились четкие гарантии, предотвращающие использование персональных данных в незаконных целях. Однако парламентарии и сами, похоже, понимают, что в нынешней ситуации вряд ли их кто-нибудь даст.

Елена Земскова


Ранее на тему В открытый доступ попали данные об оборудовании для слежки за россиянами

Сноуден рассказал, как отказывал вербовщикам ФСБ