Что позволено Кадырову…

Глава Чечни предложил самые кардинальные меры в борьбе с «оскорблениями чести», клеветой и сплетнями. Некоторым россиянам следить за своими словами не обязательно.


© Фото с сайта government.ru

«Русская служба BBC» накануне опубликовала видеофрагмент выступления главы Чечни Рамзана Кадырова на совещании в республиканском правительстве с подстрочным переводом с чеченского языка на русский. В течение суток никто не опроверг сущностного содержания цитаты: «Тех, кто нарушает согласие между людьми, занимается сплетнями, раздорами, если мы не остановим их, убивая, сажая, пугая, ничего не получится. Даже если весь мир сгорит синим пламенем, если даже законы всех стран будут нарушены, мы разве оставим человека, который задевает честь? Клянусь священным Кораном, не оставим!» Кадыров также отметил, что закон, Конституция и демократия обеспечивают благополучие населения, а «аферистов, предателей, сплетников, шизофреников» необходимо остановить. Речь главы Чеченской Республики вызвала у россиян некоторый шок, особенно в связи с усилением цензурной активности различных госструктур в соцсетях. Позднее вечером в четверг пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов заявил, что «переводчик телерадиовещательной корпорации знает чеченский язык так же хорошо, как я владею таитянским», и отметил, что слова о том, что «в республике наведем порядок, остановим тех, кто раздувает вражду, сеет ложь, восприняты этими „доброжелателями“ так, как им это хотелось бы». Впрочем, два переводчика «Московского комсомольца» с оговорками насчет языковых деталей и контекста подтвердили верность перевода BBC.

Гасан Гусейнов, доктор филологических наук:

Фото Кристины Черновой

«Поскольку в этих словах содержится угроза и прямой призыв к убийству, а органы юстиции молчат, это значит, что у данного лица есть какая-то своя функция в российском государстве. Судя по событиям последних двадцати лет, сравнимых полномочий на прямое высказывание-угрозу и на последующее действие нет больше ни у кого в России».

Артем Козлюк, руководитель общественной организации РосКомСвобода, член экспертного совета при комитете Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи:

Фото со страницы Артема Козлюка в Facebook

«Если бы это сказал другой человек, то, мне кажется, на это быстро обратили бы внимание и Роскомнадзор, и другие надзорные органы, и Генпрокуратура подключилась бы к вопросу. Сразу же стали бы „пробивать“ этого человека, проводить первоначальные беседы. Особенно если бы это было публичное лицо, какой-то активист, представитель политической или общественной организации, лидер мнения, — его давно бы взяли под стражу. Потому что тут в прямом виде призыв к насилию. И двух мнений, по моему ощущению, тут быть не может.

Почему государственные структуры отмалчиваются? И понятно, и непонятно. Потому что Чечня у нас — особый регион и находится в каком-то особом ментальном и правовом статусе у топ-менеджмента страны. В более демократическом государстве, конечно, такого главу региона, как минимум, уже сместили бы с должности, а, возможно, и завели уголовное дело».

Иван Павлов, руководитель правозащитного объединения «Команда 29», кандидат юридических наук, адвокат:

Фото со страницы Ивана Павлова в Facebook

«У нас некоторые деятели ведут себя достаточно эпатажно, и, если суть информации соответствует „генеральной линии партии“, за форму подачи спикерам ничего не бывает. А если не соответствует, если кто-то из оппозиционеров так выступит, — его обязательно накажут.

Господин Кадыров в свете этой тенденции пребывает в полнейшей безопасности.

Конечно, это эпатаж. Его редко кто использует из представителей властных структур. Но просто не каждый на такое способен, это черта характера. Редкий человек может настолько эпатажно выразиться. По яркости высказывания — даже сравнивать не с кем».

Дамир Гайнутдинов, правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора», кандидат юридических наук:

Фото из личного архива Дамира Гайнутдинова

«Строго говоря, наказуемы (по УК или КоАП) лишь призывы к насилию в отношении конкретных людей либо групп, выделяемых по определенным признакам — пола, расы, религии, сексуальной ориентации и т. п. Абстрактный призыв убивать состава правонарушения не образует. И я думаю, что никому ничего бы не было за такой абстрактный призыв, даже оппозиционеру. Ну, может, прокурор предостережение о недопустимости экстремистской деятельности вынес бы, если автор высказывания известен.

Другое дело, что представителям власти позволено говорить больше, чем простым людям или оппозиционерам. Например, высказывание Дмитрия Пескова про печень протестующих по асфальту — это точно призыв к насилию по мотиву политической вражды и ненависти. И, если бы кто-то из оппозиции то же самое сказал про нацгвардейцев, он бы сто процентов сел.

Песков говорил о конкретной группе лиц, выделяемой по признаку политических взглядов. Рамзан Кадыров никакую группу лиц не выделяет. Сплетни в интернете распространяют представители многих социальных групп. Просто когда эти слова произносит Кадыров, они воспринимаются более угрожающе, что ли».

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Комиссия ВШЭ по этике советует профессору Гусейнову извиниться за пост о русском языке