Россия готова к войне

Сирия и Крым — это части комплексного плана, принятого еще семь лет назад, говорит военный эксперт Павел Фельгенгауэр.


Начиная с 2020 года резко повышается опасность начала регионального конфликта, который может перерасти в глобальный. © Фото ИА «Росбалт»

НАТО ведет целенаправленную подготовку к задействованию своих войск в крупномасштабном военном конфликте. Такое заявление на этой неделе, выступая перед военными атташе иностранных государств, сделал начальник Генштаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов. По его словам, в документах НАТО Россия обозначается как противник, а в ходе декабрьского саммита Североатлантического альянса было заявлено, что оперативность переброски его сил на «восточный фланг» существенно выросла.

В Кремле уже заявили, что согласны с таким заявлением. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков подчеркнул, что Герасимов основывается на проведенном анализе ситуации и маневров НАТО. По его словам, мнение профессионалов в данном случае «может быть единственно верным».

О том, как можно объяснить такую риторику российских властей, и чем она вызвана на самом деле, в беседе с обозревателем «Росбалта» рассказал военный эксперт Павел Фельгенгауэр.

— НАТО действительно готовится к войне? К чему, на ваш взгляд, подобные громкие заявления, вроде того, что сделал Валерий Герасимов?

 — К тому, что это правда. Они готовятся, мы тоже. Военные и с той, и с другой стороны, что называется, «в шоколаде» — готовятся к войне, получают сумасшедшие военные бюджеты, как в лучшие времена «холодной войны».

— В советские годы подобные заявления обычно предшествовали каким-то нашим собственным планам…

 — Ну, планы у нас давно сверстаны. Наш главный оборонный документ — План обороны Российской Федерации — официально принят еще до истории с Крымом, в январе 2013 года. Тогда тот же Валерий Герасимов и министр обороны Сергей Шойгу пришли к Путину и принесли ему на подпись этот документ. В апреле того же года он стал законом.

Это комплексный план обороны. В советское время такого не было. Через две недели после принятия этого документа, в феврале 2013 года, тот же Герасимов в своем выступлении сказал, что угроза войны нарастает и особенно серьезным в этом отношении будет промежуток 2020—2030 годов, когда возникнет либо серия региональных войн, либо глобальная ядерная война. Вот скоро наступят 2020-е годы, все по плану, война…

В Плане обороны прописано, что вероятность ее высока и постоянно возрастает, на нас готовы напасть со всех сторон. По моей оценке, на подготовку к войне уже потратили около триллиона долларов.

— Честно говоря, я не очень представляю себе, чтобы НАТО могло вот так просто взять, и напасть на Россию.

— Ну, готовятся они действительно к большому конфликту. В следующем году намечены масштабные маневры в духе «холодной войны». Тогда из Америки перебрасывали одну-две дивизии. Сегодня в Европу намечено перебросить одну дивизию — 20 тысяч человек (это такая американская дивизия, они у них большие), чтобы проверить, как это будет работать, если нужно нарастить группировку. Где-то в Прибалтике намечено высадить целую парашютно-десантную бригаду. Так что все серьезно. Понятно, что и наши не лыком шиты…

— Но ведь, насколько я помню, до 2014 года в Германии были порезаны тысячи танков…

 — Да, у них сегодня танков всего 300 штук осталось. Примерно столько же у Великобритании. Они ведь в какой-то момент решили, что теперь будут воевать только где-то в Афганистане, Африке, Азии, с партизанами… А у нас танков то ли 15 тысяч, то ли 20 тысяч. Больше, чем во всем НАТО, включая и турецкие танки, которых у Анкары много, но которые, правда, не очень новые.

— И разве все это похоже на подготовку к большой войне?

 — Все очень серьезно. НАТО в прошлом году провело в Норвегии мощнейшие маневры, в которых участвовало где-то 50 тысяч военнослужащих, с тем, чтобы отработать развертывание войск в каких-то диких местах в случае серьезной угрозы. Без дураков отрабатывают защиту «дальних рубежей», скажем, в Прибалтике или той же Норвегии. Ведь война — это на 90 процентов логистика.

Вообще, такая региональная война может перерасти в общеевропейскую, а общеевропейская — в мировую. Конечно, вероятность этого в ближайшие десять лет не стопроцентная, но она реальна, о чем доложил тот же Герасимов Путину в январе 2013 года.

— Насколько я понимаю, в НАТО такая подготовка началась только после 2014 года?

 — Конечно. А у нас в январе 2013 года. Потом тогда же, в 2013 году, наши приняли решение на постоянной основе развернуть эскадру в Средиземном море. Раз постоянная эскадра в Средиземном море, значит, нужна база в Сирии, нужен Крым, чтобы удерживать контроль над Черным морем. Все это связанные вещи. И все это из-за того, что по оценке российского Генштаба, нарастает угроза войны.

— Только с НАТО? Или с кем-то еще?

 — Не только с НАТО. Зачем же себя ограничивать? И с Японией, и с Америкой на Тихом океане, и в Арктике. Китай тоже никто совсем со счетов не списывал. На границе с КНР наши войска, например, проводят маневры с участием возрожденной ядерной артиллерии. Используются пушки «Малка» (2С7М — самоходная пушка, модернизированная САУ 2С7 «Пион», предназначена для подавления тылов, уничтожения особо важных объектов и средств ядерного нападения на расстоянии до 47 км. Способна применять ядерные заряды, —«Росбалт»). Один такой снаряд может уничтожить целую бригаду.

У американцев, кстати, аналогичные снаряды ликвидированы. А у нас нет. Сейчас в каждом нашем военном округе есть по спецполку ядерной артиллерии, проводятся маневры с ней. В общем, к войне все готово.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Шойгу рассказал о планах перевооружения на 2020 год