Для Киева Козак опаснее Суркова

«Новороссия» во многом была проектом «серого кардинала Кремля» и на ней, насколько можно понять, сейчас поставлен крест.


Изысканный постмодернистский Сурков не способен создать такие проблемы для Украины, как это может сделать Дмитрий Козак, отмечают эксперты. © Фото с сайта kremlin.ru

На минувших выходных с подачи директора Центра политической конъюнктуры России Алексея Чеснакова СМИ начали активно обсуждать отставку помощника президента России Владислава Суркова.

«В связи со сменой курса на украинском направлении В.Сурков ушел с государственной службы. В течение ближайшего месяца он будет заниматься медитацией. После этого обещал сообщить о причинах принятого им решения и о дальнейших планах», — написал Чеснаков у себя в Telegram.

В понедельник пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что указа об отставке Суркова Владимир Путин пока не подписывал. «Когда появится указ — определит Президент. Решение Сурковым принято и не изменится. Мне это известно от самого Суркова», — ответил на это Чеснаков.

Известие про отставку «серого кардинала» Кремля уже породило массу противоречивых предположений о том, как изменится (и изменится ли) теперь отношения Москвы и Киева. При этом отмечается, что за это направление теперь будет отвечать Дмитрий Козак, который после отставки правительства получил должность заместителя главы администрации президента РФ.

Григорий Голосов, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Фото из личного архива

«То, что тактика Владимира Путина по отношению к украинскому руководству изменилась, совершенно очевидно. Отношения между Владимиром Путиным и новым президентом Украины Владимиром Зеленским строятся совсем не так, как с Петром Порошенко. Это не означает с неизбежностью, что грядут какие-то коренные перемены в украинской политике России, но свидетельствует о том, что Кремль действительно ищет какие-то новые подходы и пытается урегулировать отношения с Украиной однозначно на собственных условиях.

И вот здесь возникает вопрос о роли Суркова. Дело в том, что прежняя линия Кремля в отношении Киева была жесткой, и Сурков участвовал в ее имплементации. Я не думаю, что он был горячим сторонником этой линии (хотя и не исключаю этого), он просто исполнял линию президента. Но в качестве одного из участников этого процесса он, естественно, заслужил определенную репутацию у украинской стороны, и именно эта репутация послужила причиной его увольнения.

Если Путин рассматривает возможность более мягкого отношения к Украине, то ему не нужно отягощать ситуацию людьми, которые у противоположной стороны явным образом связываются с иной линией. Так что, говоря о мотивах Кремля (приведших к отставке Суркова), я бы оценил их как смесь тактических и стратегических соображений. Стратегия еще не определена, но для реализации той тактики, которая намечена и которая, с точки зрения Старой площади, может вылиться в стратегию, нужно избавиться от людей, которые отягощены реализацией противоположной политики».

Алексей Макаркин первый вице-президент фонда «Центр политических технологий»:

-

«ДНР и ЛНР, курировавшиеся Сурковым, в Москве изначально рассматривали не просто как плацдарм России, а как плацдарм для восстановления в каком-то виде контроля над Украиной. Сейчас эта идея отложена в долгий ящик, потому что непонятно как осуществлять этот контроль, когда Украина не берет этот отравленный подарок в виде ДНР и ЛНР. То, что Киеву хотела бы предложить Москва, для Украины неприемлемо. По сути, этот вариант де-факто предполагает не просто самостоятельность ДНР и ЛНР, но и их влияние на украинскую политику.

Как я понимаю, Россия по Украине хочет реально договориться с Западом, не случайно возобновился „нормандский формат“. Но Запад такого варианта интеграции Донецка и Луганска с Украиной тоже не примет. Сурков отстаивал „самость“, особую идентичность ДНР-ЛНР, под которой подразумевалась „донецкая“, пророссийская, „антибандеровская“, идеи. Предполагалось, что эта „самость“ могла быть интересна для людей в Харькове, Одессе и так далее. Это были воспоминания о 2014 годе, когда имели место попытки создания „Харьковской народной республики“, „Одесской народной республики“.

Видимо в Кремле возник вопрос, закрыть ли это все или предположить, что Донецк и Луганск станут некими образцами (для Украины) и люди потянутся к русскому языку, православию под эгидой Московского патриархата и так далее. Альтернативный взгляд состоит в том, что все это по многим причинам не удалось, что пример Донецка и Луганска даже для тех людей на Украине, которые говорят по-русски и не любят Степана Бандеру, не подошел, и что надо говорить с Украиной и Западом о том, что делать дальше и искать какие-то компромиссы.

Отставка Суркова в большей степени актуализирует этот второй прагматичный вариант. Думаю, что попытки договориться будут предприняты, в том числе, с условием снятия значительной части западных санкций в отношении России, принятых „за восток Украины“. Нам ведь рост надо обеспечить, а эти санкции весьма болезненны.

Так что это решение подпадает под то изменение политики России в отношении Украины, которое произошло в прошлом году. Получится что-то из этого или нет — сказать сложно, но желание попробовать есть».

Андрей Окара, директор Центра Восточноевропейских исследований:

«Думаю, что политика России по отношению к Украине после отставки Суркова принципиально не изменится. Она переменится стилистически и тактически, но стратегически останется той же, что и была. Дмитрий Козак с точки зрения этой новой повестки более подходящая фигура и я думаю, что он будет более эффективен в выполнении тех задач, которые стоят перед Кремлем на украинском направлении.

Логика действий Суркова (лозунг „Новороссии“ и другие максималистические желания, вроде Минских соглашений и „формулы Штайнмайера“) была совершенно неприемлема для Украины. Даже пророссийские политики, даже те, кого сейчас в украинском медиа-пространстве принято называть „капитулянтами“ не могли идти навстречу политике, к формированию которой был причастен Сурков.

„Новороссия“ во многом была проектом Суркова и на ней, насколько можно понять, сейчас поставлен крест. Но от проекта большого имперского (возможно) союзного государства с участием Украины в Кремле никто не отказывался и отказываться не собирается.

В новых условиях эти изменения „под Козака“ вполне возможны. Логика Козака будет более компромиссной, более эффективной для Кремля и, соответственно, более опасной для Украины. Парадокс ситуации в том, что более изысканный постмодернистский Сурков, с печатью коварства на лице, для Украины менее опасен, чем Козак, который производит впечатление человека менее изысканного и изощренного и более прямого. Именно поэтому Козак может достичь неких компромиссов, которые выгодны Кремлю и опасны для Украины».

Олеся Яхно, политолог, Киев:

Фото Олеси Яхно

«Обсуждаемый в СМИ уход с „украинского направления“ Владислава Суркова (если это так) не позволяет пока говорить о том, что в целом изменится политика России в отношении Украины. Да, возможно, изменятся методы достижения целей (с более жестких и бескомпромиссных на более мягкие), скажем, если это направление будет вести Дмитрий Козак. Но в целом говорить об изменении целей пока не приходится. Российская власть хочет добиться снятия санкций и выхода из международных судов, при этом не идя на какие-либо уступки».

Александр Желенин


Ранее на тему Песков: Прошение об отставке Суркова еще не подписано

Песков назвал Козака «главным по Украине»

Песков терпеливо, но загадочно ответил на очередные вопросы о Суркове