Крым — это вам не материк!

Впечатления «российского американца» о том, как и чем сейчас живет полуостров, ставший в марте 2014 года полноправным субъектом федерации.


Первое впечатление от Крыма — будто бы вернулся в СССР. © Фото Игоря Ротаря

Обозреватель «Росбалта» Игорь Ротарь, автор книг «Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина» и «Непарадная Америка», теперь обратился к крымской теме. Для него она, конечно, не чужая, но и не совсем «своя», поскольку большую часть времени он живет в США, бывая в России лишь изредка. А потому эти заметки «полуиностранца» могут быть особенно интересны.

То, что Крым не совсем обычный регион России, я ощутил сразу же, вступив в октябре прошлого года на землю полуострова. Российские телефонные сети тут работали только в режиме роуминга, и мне пришлось купить местную симку. «Это вам не материк! Привыкайте: здесь многое отличается от обычной России!» — огорошил меня работник салона мобильной связи.

Как оказалось, «материком» местные жители после 2014-го называют «всю остальную» территорию РФ. Не скажешь ведь теперь, отправляясь в какой-нибудь Ростов, что «поехал в Россию», поскольку нынче Крым тоже Россия.

Почти «Советский Союз» и «рогули» с картошкой

Мое первое впечатление от крымских курортов было таким, будто бы я перенесся в СССР. Большинство домов отдыха построены еще в советское время и, кажется, очень мало изменились с тех пор. На грязноватых, примитивно оборудованных пляжах люди лежат буквально на каждом метре, играет громкая музыка.

Фото Игоря Ротаря

Впрочем, на этом сходство в турсфере заканчивалось: в небольших частных гостиницах-особняках можно снять вполне приличный номер за 2,5—3 тысячи, а в многочисленных местных ресторанах вполне вкусно поесть за полторы.

«В 2013 году Крым посетили 6 млн человек, в 2014-м — только 4,4 млн, а сейчас мы вновь вышли на прежний уровень. Если до присоединения к России большинство туристов были гражданами Украины, то сейчас — россияне, — рассказывает председатель ассоциации малых отелей Крыма Наталья Пархоменко. — Они, надо сказать, отличаются друг от друга. Украинцы менее мобильны, четко ориентированы на пляжный отдых. Среди них немало «рогулей» (что-то вроде русского «деревенщина» — И.Р.), без всяких преувеличений, приезжали со своей картошкой. Российский турист более настроен на познавательный отдых, он не останавливается только на побережье, а ездит по всему полуострову».

Изменилась и география морских курортов, отмечает Наталья. Раньше туристов в Керчи, например, практически не было, но после открытия моста в этом районе стало отдыхать много людей. Можно сказать, что теперь приезжающие теперь более равномерно распределяются по всему полуострову. 

Не всем эта «равномерность» по душе. Так, алуштинские отельеры жаловались мне, что многие туристы после открытия моста просто не доезжают до их города, находя удобные отели в восточной части полуострова. Еще хуже ситуация с отдыхающими на западном побережье, например, в Евпатории.

«Нас считают предателями»

Впрочем, как надеется Наталья Пархоменко, скоро отдыхающие вернутся и на западное побережье — и это будут украинцы. Определенные основания для такого оптимизма есть. Сейчас добраться из Украины в Крым не составляет большого труда, и очереди на границе практически исчезли. Так что имеющее пока место снижение турпотока объясняется не транспортными трудностями, а «идейными соображениями».

Фото Игоря Ротаря

«Если мы своими деньгами, через налоги местных жителей будем «спонсировать» Россию, оплачивая в том числе и ее военные затраты, то это точно не в интересах нашей страны, — объясняет мне киевский бизнесмен средней руки Евгений свое нежелание отдыхать на полуострове. — Кроме Крыма есть много других мест, где мне будет приятнее тратить свои деньги. На сделку с совестью не пойду, так как на войне каждый день гибнут наши люди».

К слову сказать, Женю никак нельзя назвать «ястребом»: он ярый противник «украинизации», на парламентских выборах голосовал за «Оппозиционную платформу». Что уж тогда говорить о «настоящих патриотах», если поездки в Крым предательством считают и некоторые вполне лояльные к России украинцы.

Но своя логика есть и у «предателей». За завтраком в отеле я познакомился с молодой парой с годовалым ребенком из восточной
Украины. «Да, это правда, что многие у нас считают поездку в Крым предательством. Наш сосед по лестничной клетке даже перестал
здороваться с нами, когда узнал, что мы сюда ездим, — рассказывает глава семьи, накачанный парень лет 30-ти, владелец фитнес-центра из Днепра. —  Но от нас до Одессы почти в два раза дальше, чем до Крыма. Нет, мы за Украину, но мне кажется, что такая бескомпромиссная «идейность» все же постепенно исчезнет. В 2014—2015-м в Крым ездили лишь единицы, а сейчас уже многие. Думаю, через год-два все будет так же, как до этой бучи».

А стало ли лучше и в чем?

Несмотря на то, что туристический бизнес более-менее стабилизировался, большинство крымчан, занятых в этой сфере и «возле» нее, из-за падения  рубля материально живут хуже, чем до «Русской весны». «Когда Крым присоединили к России, то зарплаты местных жителей перевели в рубли по льготному курсу. Получилось ну просто очень много, — говорит студент Сергей из Симферополя. — Увы, прошло полгода и рубль рухнул настолько, что на зарплату можно было купить даже меньше, чем при Украине».

Фото Игоря Ротаря

Однако один плюс от присоединения признается практически всеми крымчанами — серьезные инвестиции в инфраструктуру полуострова. Хотя, свидетельствую как очевидец, результаты этих вложений выглядят гораздо менее впечатляющими, чем, например, в Чечне. «Критики» склонны объяснять это тем, что там меньше воруют. «Какой бы ни был Рамзан Кадыров, но Чечня — это его родина, на полуострове же «благоустройством» занимаются временщики, которые думают только о своем кармане!» — говорили мне «местные эксперты».

Впрочем, даже если бы все инвестиции тратились по назначению, то вряд ли крымчане были полностью довольны — ведь на собственный карман эти вливания практически не влияют.

Хрен редьки не слаще

Очень обижает и удивляет крымчан то, что, оказывается, и при «родной российской власти» может царить несправедливость, равнодушие к нуждам людей. Например, «при Украине» многие пляжи  передали фактически в частную собственность, берег перегородили заборами, простым смертным оставались лишь узкие полоски, на которых они и теснились. В первые дни после «освобождения» новый глава Крыма заявил, что теперь все пляжи будут общедоступны. Активисты даже начали срывать замки на воротах, ведущих в «запретную зону». Увы, сегодня ситуация вернулась на круги своя. Свидетельствую, что, например, по пути от Ялты до Ливадии почти все время море скрыто внушительным заборами.

«Энтузиазм людей в 2014 году был просто потрясающий. Чтобы отделиться от Украины, люди были готовы рыть траншеи. На референдум многие, без всякого преувеличения, шли со слезами на глазах. И что же в итоге? Оказывается, на смену бандитско-воровскому пришло ментовско-чиновничье государство!» — говорит главный редактор газеты «Ялта», местный краевед Сергей Сардыко.

Сергей — убежденный «поклонник» Советского Союза, типичный крымский оппозиционер. Его взгляды — это причудливая смесь левой и имперской идеологий. Он, как и очень многие здесь, возмущен тем, что Россия фактически «сдала» Донбасс и другие русскоязычные регионы Украины. По его мнению, неслучайно официальная пропаганда заменила термин «Русская весна» на «Крымская весна».

Фото Игоря Ротаря

«Большинство крымчан голосовали не столько за Россию, сколько за «Советский Союз». Ностальгия «по справедливым советским временам» на полуострове очень сильная, — убеждает меня бывший главный редактор севастопольского интернет-издания «Примечания», а в недавнем прошлом и журналист «Росбалта» Виктор Ядуха.

Чтобы убедиться в справедливости этих слов, достаточно пройтись по крымским городам. Местные предприниматели просто обожают
использовать в рекламе советскую символику, а многие автомобилисты наклеивают на свои машины эмблемы с серпом и молотом. Один раз я видел на достаточно дорогом автомобиле портрет Сталина.

Хотя в целом разочарование людей в новой власти ощутимо, обыватель не склонен роптать: недолгий энтузиазм сменился привычной для жителей нашей страны апатией. «Да, оказалось, что хрен редьки не слаще, но что же делать?! Пусть плохая власть, но все же своя, русская. С Россией нам как-то спокойнее», — таков типичный ответ обычного крымчанина.

Еще одним аргументом местного жителя в пользу «плохой российской власти» является сохраняющееся у многих убеждение, что если бы Крым не отсоединился от Украины, то «бандеровцы начали бы резать русских». «В принципе, при украинцах было все лучше, чем сейчас, но если бы остались, то нас бы попросту вырезали. В крымских горах уже тренировались специальные отряды украинских головорезов», — убеждает меня семидесятилетний старик, у которого я снял квартиру в Ялте.

Конечно, это просто «страшилка», но вот тотальной украинизации крымчанам, если бы они остались в «незалежной», избежать бы вряд ли
удалось. Принятый на излете правления Порошенко закон о языке фактически выводит русский из официального употребления. Шансы, что он будет отменен, — минимальны. Задабривая правых, Владимир Зеленский вынужден все чаще прибегать к националистической риторике. Поэтому позволю себе предположить, что, несмотря на многочисленные «но», если бы референдум проводился сегодня, крымчане бы вновь проголосовали «за Россию».  Может быть, и в меньшем количестве — все же недовольных порядочно. Но о них и многом другом — в продолжении этих путевых заметок.

Игорь Ротарь, Алушта — Ялта— Севастополь — Армянск — Симферополь


Ранее на тему Песков: Крым — российский регион, а Донбасс — внутриукраинская проблема

РПЦ в Крыму из-за нехватки воды проводит молебны о ниспослании дождя

Представитель Зеленского: Украина должна приготовиться к возвращению Крыма