Приговор абсурда

Олега Ковалева, построившего из руин Орский вагонный завод, осудили за развал предприятия, которое он продал процветающим.


Олег Ковалев и Михаил Бабич на Орском вагонном заводе

В Оренбургском областном суде рассматривается апелляция предпринимателя Олега Ковалева, осужденного 9 января нынешнего года в Орске на шесть с половиной лет. Ковалев — бывший собственник Орского вагонного завода. Бывший — не потому, что осужден, а потому что продал завод еще в 2013 (!) году. А обвинили его в том, что Внешэкономбанк (ВЭБ), который его кредитовал, получил убытки в 2017 году, а также в том, что завод в 2018 году обанкротился.

Судьба этого предприятия в оренбургской глубинке имеет свои взлеты и, увы, падения. До 2005 года это был Орский завод цветных металлов, который на тот момент, что называется, лежал в руинах, как практически все предприятия г. Орска. Тогда-то его остатки и купил Олег Ковалев. Сначала он думал поднимать производство по профилю, но, исходя из ситуации на рынке, решил перепрофилировать. И на месте руин построить самый современный и большой в своем классе завод, который будет совмещать в себе строительство и ремонт железнодорожных грузовых вагонов.

Ковалев — потомственный железнодорожник, сын заместителя министра путей сообщения РФ и ректора Петербургского института путей сообщения Валерия Ковалева. Он успешно занимался бизнесом на транспорте. А потом возникла идея производить, а также ремонтировать грузовые вагоны в Орске, вложить собственные заработанные деньги в свою страну, а не увести за границу.

Таким завод достался Олегу Ковалеву.

Так родилось новое современное предприятие. Долги работникам старого уничтоженного завода цветных металлов были погашены Ковалевым лично, хотя он к ним ни имел никакого отношения — погасил за прежних собственников. При Ковалеве завод шел вверх. За 2009—2010 гг. было выпущено более 2000 вагонов, чего ранее никогда в Орске не делали. «На пике» завод был способен производить в год до 5000 вагонов, ремонтировать до 10 тысяч. С нуля был собран коллектив из 1200 человек, с профсоюзом и советом ветеранов.

В 2013 году Ковалев завод продал. Сначала владельцем стала структура главного подрядчика Газпрома Зияда Манасира «СпецЭнергоТранс», а потом структура самого ВЭБа — «ВТК-Орск». А вскоре все стало разваливаться, и в 2015 году началась процедура банкротства. Предприятие, чьи активы в 2013-м были оценены более чем в 9 млрд руб. (только незапущенное оборудование оценивалось в 2 млрд), недавно в очередной раз перепродано за 580 млн руб. (именно эту «дешевую» продажу, по мнению Олега Ковалева, и должен объяснить его

обвинительный приговор). Для такой индустрии — это горький смех. Вагоны немножко ремонтируются, рабочих занята пара сотен.

И не полностью возвращен долгосрочный кредит, взятый у Внешэкономбанка в 2008 году сроком на 10 лет (Ковалев ушел посередине этого срока). Кто виноват? Внешэкономбанк и Ленинский районный суд города Орска единодушно решили: Ковалев виноват! Дело было возбуждено через 8 лет после ухода Ковалева с завода, а осужден он через 10 лет.

«Ковалеву вменили хищение сумм, выделенных на приобретение оборудования, которое стоит на заводе и находится в залоге у банка. В этом абсурд! Следствие не опровергает, что все оборудование на месте. Просто говорит, что деньги, выделенные на его покупку, украли, — высказал мнение адвокат Евгений Добрусин. — Второе, что вменяют Ковалеву, — хищение 1,3 млрд рублей, из 2,1 млрд, выделенных на строительство. Но завод-то стоит, и его даже показывают по Оренбургскому телевидению. А по версии суда, 60% завода нет». Как утверждает защита, в материалах дела имелась следственная экспертиза, что работы выполнены на сумму 2,4 млрд, но при этом 60% со стройки украдено.

В последнем слове на суде первой инстанции Олег Ковалев с горькой иронией напоминал, что он не был ни директором, ни менеджером Орского вагонный завода — это был его собственный завод, в который он вложил и мозги, и душу. А для начала и 2,5 млрд рублей (он был не бедный человек).

Так предприятие выглядело после того, как Олег Ковалев возродил его из руин.

«Пока я был хозяином, мне не было предъявлено ни одной претензии со стороны Внешэкономбанка, — говорил Ковалев. — Я не понимаю, как может обвинение обвинять меня в хищении 1,3 млрд рублей, и само же кладет экспертизу, что все сделано! Мне вы можете не верить, как и одному-другому независимым инженерам, которые черным по белому пишут „100% объема выполнено“, „90% объема выполнено“. Но этому верит Внешэкономбанк, платит деньги, а потом вдруг заявляет: 60% не построено! Больше половины завода нет, стен, крыш, полов, туалетов нет, потому что их Ковалев украл!»

Продал же Ковалев завод, поскольку, по его версии, на него сумел надавить некто из ВЭБа. И продал, по его уверениям, за «смешные деньги». Только новые хозяева все равно все развалили.

Защита Ковалева обращает внимание еще на ряд факторов. Из бывшего хозяина, которого с 2013 года на предприятии и в помине не было, делают «ответчика за все», но при этом ни под суд, ни под следствие не попал, например, финансист А.В. Андреев, выполнявший роль финансового посредника между Орским вагонным заводом и ВЭБом, и оказавший содействие в получении грандиозного кредита. По версии защиты, все-таки именно Андреев долгое время руководил на заводе финансовыми делами.

Был в деле и трагикомический эпизод. Оказывается, в ходе долгого судебного процесса в Орске, 23 июля прошлого года один из свидетелей, замдиректора завода, крайне неудачно обмолвился на допросе, что его же завод делал металлическую ограду для того самого Ленинского райсуда. И после этой реплики, по словам осужденного и защиты, процесс сразу принял хорошо знакомый «обвинительный уклон».

Наконец, защита напоминает, что у ВЭБа было право внесудебного изъятия залогов (в течение недели, в любой момент, они могли оформить на себя 100% акций завода и все имущество). При этом, как уже упоминалось выше, тогда стоимость предприятия составляла 9 млрд руб. — при долге в 4 млрд (оценка была сделана по требованию самого ВЭБа).

Общественность и близкие Ковалева обратились к президенту России Владимиру Путину, премьер-Министру Михаилу Мишустину, уполномоченному по делам предпринимателей при президенте РФ Борису Титову. Основной посыл — защитить предпринимателя, много сделавшего для развития отечественной экономики, от судебного беззакония и беспредела.

По мнению самого Олега Ковалева, он стал жертвой недобросовестных чиновников ВЭБа, решивших нажиться за его счет. На сегодняшний момент он просит вернуть его дело в прокуратуру ввиду многих нарушений Уголовно-процессуального кодекса РФ, допущенных следствием и судом первой инстанции (защита насчитала семь нарушенных статей УПК).

«Мы надеемся, что наши доводы будут услышаны, и суд примет законное и справедливое решение, — сказал адвокат Добрусин после заседания апелляционного суда в понедельник. — Считаю, что Ковалев не совершал тех преступлений, которые ему вменяют. Это первое — и главное. Если же говорить с точки зрения сроков давности, то мы видим здесь явные несостыковки. Если в апелляционном процессе суд не прислушается к нашим доводам, есть вышестоящие инстанции, вплоть до Верховного суда и ЕСПЧ».

Леонид Смирнов

 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Путин: Современной России необходимо преодолеть последствия Октября

Путин не исключил возможности проведения голосования по Конституции на дому