«Раздавать деньги нужно людям, а не госкомпаниям»

Почти вся поддержка достанется приближенному к власти бизнесу — и это будет губительно для России, считает экономист Владислав Жуковский.


Будет как в 2008-м или в 2014-м. © Фото Евгения Шабанова, ИА «Росбалт»

О последствиях действий российских властей в условиях нынешнего кризиса в интервью «Росбалту» рассуждает экономист Владислав Жуковский.

— По каким принципам формируется перечень системообразующих предприятий, которым государство обещает помощь?

— Этот перечень составляется по желанию чиновников — в зависимости от того, кто из крупных бизнесменов, олигархов успел добежать до правительства. Сейчас в списке уже больше тысячи компаний. Там есть и торговые сети, и аптеки, и кирпичные и спиртовые заводы, в какой-то момент туда попала даже букмекерская контора…

Но нужно понимать, что костяк стратегически значимых предприятий — тех, которые были в списках и 2008-го, и 2014 года, — не меняется. Как минимум 40% этого костяка — госкорпорации и их дочерние предприятия. Еще порядка 35% — это компании, аффилированные с государством через систему госзаказов, крупнейшие подрядчики в системе исполнения госзакупок. Это тоже квазигосударственные компании, крупный бизнес, олигархи, которые тесно срослись с органами власти. 

Формально в списке — огромное количество компаний, но 80-90% поддержки получат те, кто наиболее близок к государству: «Газпром», «Роснефть», «Россети», «Росатом», «Аэрофлот» и т. п.

— Что же достанется остальным?

— Обычному бизнесу — и среднему, и даже крупным частным компаниям, если они окажутся в этом списке, — ничего не гарантируется. Обещать — еще не значит жениться.

Тем более что вся поддержка на самом деле мизерная. Предварительно на нее утверждены расходы в 1 трлн 400 млрд рублей. Это меньше 1,3% ВВП. Размазать на тысячу компаний такую сумму — как мертвому припарки. Это никоим образом не может спасти от резкого снижения платежеспособного спроса и потребительской активности, падения цен на нефть, карантинов, самоизоляций и прочих негативных вещей. В этой имитации бурной деятельности гораздо больше пиара, надувания щек, попыток сделать хорошую мину при плохой игре.

И в любом случае львиная доля поддержки достанется либо госкорпорациям, либо крупным компаниям, которые связаны с системой госзаказов — тем, что занимаются реновацией и прочим благоустройством на сотни миллиардов рублей, строят мосты и дороги, чинят фасады. А для простого частного бизнеса это абсолютно никчемная история. 

Представьте: в списке тысяча компаний, среди которых много больших государственных игроков. Чтобы туда попасть, частному предприятию придется собрать массу документов, предоставить всю бухгалтерскую отчетность, доказать, что в определенный период не выплачивались какие-то дивиденды и не сокращалось больше 10% персонала… Поддержка будет на копейки, а тягомотины, иных расходов, бумагомарательства и всего остального — просто выше крыши.

— Значит тем, кто не попал в список, не стоит и расстраиваться?

— Я думаю, да. Размажьте обещанные 1 трлн 400 млрд рублей на тысячу предприятий. А надо понимать, что те же «Газпром», «Роснефть», «Росатом» и другие крупнейшие госкомпании получат не по миллиарду рублей, а десятки миллиардов. Что останется остальным? Бороться ради нескольких сотен миллионов рублей будет нерентабельно. Зато потом с вас спросят налоговая служба, силовики, следственный комитет — за то, куда вы дели деньги. И еще не докажете, что не украли. 

— Какие будут последствия от непродуманных действий властей в экономике?

— Господдержка в полтора, даже в два процента ВВП, которая будет якобы выделена из бюджета (пока ее никакие компании толком не получили), исправить экономическую ситуацию не сможет. Надо понимать, что падение российской экономики во втором квартале этого года достигнет 30-35%. По итогам года падение будет не 6-7%, как нам обещает правительство, а в районе 20%.

— Какой могла бы быть альтернатива?

— Реальная поддержка была бы в том, чтобы на ближайшие шесть месяцев государство полностью освободило от уплаты налогов, аренды, кредитов, страховых взносов малый бизнес, ИПшников и все компании, которые не занимаются экспортом сырья, а ориентируются на внутренний рынок. Отмена налогов на самозанятых должна быть полная на веки вечные, это должно быть обнуление ставки.

Плюс выплаты из бюджета по 25 тысяч рублей каждому россиянину — на это потребовалось бы где-то около 4 триллионов, но такие деньги в Фонде национального благосостояния есть. 

— Как «раздача денег» населению помогла бы экономике?

— Это поддержало бы потребление. Самым страшным ударом по экономике будет то, что после окончания режима «самоизоляции», которое произойдет не раньше июня-июля, люди выйдут на улицу, но без денег — и им не на что будет купить продукты, товары и услуги. А без спроса никакой бизнес жить не может. По пути поддержки платежеспособного спроса пошли США, Канада, ЕС, Великобритания. В России этим вопросом не занимаются, поэтому у нас экономика упадет гораздо сильнее, чем в Европе и Америке. Будет так, как в 2008-м или в 2014-м.

То, что сейчас предложено российскими властями, никоим образом не способно компенсировать это неизбежное падение.

Беседовал Дмитрий Ремизов

Юрист Антон Васильев в подкасте «Росбалта» разъясняет правовые проблемы предпринимателей в коронакризис.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Пассажиропоток группы «Аэрофлот» рухнул в апреле на 95%

Дмитрий Травин. Как делается политика

Аналитик: Чем дольше тянется карантин, тем сложнее экономике России