Кремль затолкал себя в юридическую ловушку

Отказ от «всероссийского голосования» поставит под вопрос не только лидерство Владимира Путина, но и возможности власти в целом, отмечают эксперты.


Самым сложным станет легитимация результатов этого плебисцита, чтобы заставить общество в них поверить. © Коллаж ИА «Росбалт»

Похоже, что российская власть действительно настроена на проведение голосования по поправкам в Конституцию во что бы то ни стало. Такой вывод можно сделать из ряда «сливов», появившихся в последние дни. Сообщая о том, что голосование может пройти 24 июня, в один день с парадом Победы, (впервые слух об этом появился еще на прошлой неделе), агентство РБК ссылается уже на целых пять «источников близких к Кремлю». Другой возможной датой плебисцита называется начало июля.

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свое мнение о том, почему власть так упорно стремится провести это мероприятие, несмотря на те риски, которые оно несет, а также какими способами она попытается минимизировать влияние на исход голосования эпидемии коронавируса и экономического кризиса, последствия которого россияне ощущают на себе все острее.

Алексей Макаркин, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий»:

«В законе о поправках к Конституции всенародное голосование прописано. Действительно, все этапы их принятия пройдены, но в силу они не вступили, потому что в нем специально указано, что это произойдет после всенародного голосования. Когда этот закон принимался, имелось в виду, что с народным голосованием они имели бы более высокую степень легитимности и, в случае чего, их сложнее было бы отменить. Кроме того, это голосование освещено и соответствующим решением Конституционного суда. В Основном законе оно не прописано, но и не запрещено.

Конечно, ситуация крайне необычная. В законе, посвященном поправкам, сказано, что если люди проголосуют против, то они в силу не вступают, несмотря на то, что вся процедура (принятия) пройдена. Возникает коллизия.

У нас есть известный юрист и сын юриста, который предложил принять новый закон, где было бы написано, что эти поправки вступают в силу по обычной процедуре (без общероссийского голосования). Однако тут возникает проблема, поскольку голосование было обещано.

Если власть отступает, то это потеря лица, удар по ее репутации. Ведь сколько говорилось об этом голосовании и вдруг власть берет и отменяет его! Просто взять и «замылить» этот вопрос не удастся потому что поправки с юридической точки зрения подвиснут в воздухе. Если идти по процедуре отмены голосования, то придется принимать новый закон, и вероятно снова обращаться в Конституционный суд. Все это вновь привлечет к этой теме общественное внимание. Так что «замылить» и отменить это голосование для Кремля крайне сложно.

Кроме того, в поправках записано, что президент имеет право баллотироваться на этот пост еще два срока. Но если поправки не вступают в силу, то президент должен уйти. Власть затолкала себя в некую юридическую ловушку».

Андрей Окара, директор Центра восточноевропейских исследований:

«В сам закон о поправках к Конституции сомнительным образом «зашита» спорная норма необходимости проведения «всероссийского голосования», которое имеет гибридный характер и является полуреферендумом — полуплебисцитом. Юридически, исходя из конструкции, которая была введена в Конституцию, это голосование должно состояться.

Отмена его сыграет власти в минус, поскольку электорат любит решительных и последовательных политиков. Так что не проводить это голосование для нее нельзя в принципе.

В то же время возможность дистанционного голосования круто меняет ситуацию, потому что любой формат голосования с помощью интернета создает пространство для манипуляций. Например, если вы отдали свой голос на сайте, вы не можете проверить как он будет зафиксирован — «за» или «против». Если же вы можете увидеть результат своего голосования онлайн, значит вы имеете возможность сфотографировать его и прислать своему работодателю, который может это потребовать, особенно если вы бюджетник или военный. В любом варианте «казино выигрывает».

Судя по всему, власть колебалась — проводить или не проводить это голосование, но в итоге решила его провести. Полагаю, что его результаты будут таковы, чтобы у людей не создалось впечатления, что мы вернулись в тоталитарное время. Скорее всего они окажутся где-нибудь в районе 60-70 процентов голосов «за».

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:

«Если мы имеем дело с персоналистским политическим режимом накануне «наследования», то все упирается в желание лидера. Совершенно очевидно, что даже если бы кто-то сейчас сказал Владимиру Путину о рисках и угрозах, которые несет в себе это голосование, в ответ он наверняка сказал бы, что это проверка эффективности тех людей, которые занимают сейчас ключевые позиции во власти. Это тест на устойчивость режима. Отказ от «всероссийского голосования» поставил бы под вопрос не только лидера, но и возможности власти в целом.

Для Путина это голосование важно, потому что таким образом наша Конституция превращается в путинскую Конституцию. Если это еще одна ревизия наследия первого президента России, то надо соблюсти все те формальности, которые имели место ранее. Ему это нужно для создания условий неизменности его курса и несменяемости власти. Вся проблема состоит в том, что это, возможно, больше нужно ему, а не самой системе.

Если сейчас люди «правильно» проголосуют за поправки, точно так же они в следующий раз «правильно» проголосуют за президента. На самом деле это, в том числе, и начало операции «преемник» вне зависимости от того будет ли это какой-то другой человек или баллотироваться на этот пост станет тот же Владимир Владимирович.

Так что сдать назад они не могут. Главный вопрос — как все это обставить, когда социальное самочувствие ухудшается и мы стоим на пороге серьезного кризиса, падения доходов и роста безработицы.

Думаю, в этих условиях власть будет делать ставку на эмоции. Продажа эмоций — это то, чем режим занимается очень долго. Тот же Крым — это ведь тоже продажа эмоций. Образ будущего у нас тоже тот товар, который регулярно предлагают электорату и который, как ни странно, не падает в цене.

Уже начата продажа будущего, где поправки в Конституцию являются условием и гарантией защиты социальных прав граждан.

Риски предстоящего народного волеизъявления по поправкам состоят в том, что, как любое голосование, оно может быть использовано для выражения протеста. Власть начинает искать не очень изящные технологические решения этой проблемы, вроде дистанционного волеизъявления, в ходе которого возникают вопросы о тайне голосования, о прозрачности процедур и методах подсчета голосов.

Но теми или иными способами власть «дожмет» ситуацию и люди проголосуют за поправки. Самым сложным для Кремля после этого будет легитимация результатов этого плебисцита, чтобы заставить общество в них поверить».

Александр Желенин


Читайте также Социолог: Уровень протестных настроений россиян вернулся к показателям, зафиксированным после пенсионной реформы

«С оптимизацией, в принципе, заигрались»

Василий Головнин. Люди осатанели на домашнем карантине