Как Россию выводят из карантина на улицу

Субъекты РФ один за другим снимают ограничения, связанные с коронавирусом. Но есть ли у них для этого повод?


© Коллаж ИА «Росбалт»

Российские регионы начинают выходить из режима ограничений по COVID-19. В правительстве анонсировали смягчение карантинных мер в 27 субъектах Федерации, а, по словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, основания для перехода к первому этапу снятия запретов есть у 44 регионов. В то же время темпы выхода из карантинов в регионах различны, и это связано не столько с количеством заболевших и выздоровевших, сколько с социально-экономической ситуацией.

В Татарстане, Томской и Белгородской области разрешили работать почти всем предприятиям, кроме кафе и ресторанов. В то же время строгие ограничения, в том числе запреты на прогулки, в середине мая сохранялись в 21 регионе. Среди них — обе столицы, Московская область, республики Северного Кавказа. При этом Мурманская область и Ямало-Ненецкий автономный округ, входящие в десятку лидеров по соотношению количества инфицированных к численности населения, разрешили прогулки и занятия спортом.

«Причины как введения режима самоизоляции, так и выхода из него — политические. Все формально и все формализованно. Будут ли новые вспышки болезни после снятия ограничений? Будут, наверное. У нас и сейчас еще много новых заболеваний фиксируется, и мы от них не освободимся еще довольно долго. Но людям надо выходить на воздух. Именно это и является единственным способом уменьшить заболеваемость. Нельзя держать людей в заточении два месяца», — заявил доктор медицинских наук Павел Воробьев.



Причины — экономические?

Причины отказа от карантинных мероприятий — социально-экономические, считает член комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Олег Шеин. «Очевидно, что российское государство было не готово к тому, чтобы проплатить людям двухмесячное сидение на карантине. Мне видится, что решение о выходе на плато и о том, что у нас снижается заболеваемость, было принято тогда, когда количество ежесуточных случаев заболеваний достигало отметки в 10-11 тыс. А сейчас еще принято решение о проведении 24 июня парада Победы. Но поскольку мы говорим про пандемию, надо посмотреть на зарубежный опыт, чтобы понять, насколько ситуация выглядит иначе в других странах мира. Скажем, в Италии суточный пик заболеваемости был достигнут 21 марта. Прошло два месяца, но многие карантинные ограничения в Италии до сих пор не сняты», — рассказал депутат.

Олег Шеин констатировал, что российская практика преодоления эпидемии отличается и от восточноазиатской, и от западноевропейской. «Есть риски, что мы можем получить достаточно серьезную дополнительную вспышку. Чем это чревато — показывает яркий пример Бразилии, где был почти достигнут выход на плато, а потом Болсонару заявил, что все это мешает экономике, и сегодня Бразилия вырвалась на второе место в мире по количеству заболевших и умерших людей — и это в условиях еще и низкого уровня тестирования по стране», — предупредил парламентарий.

Шеин уверен, что россиянам не стоит обольщаться сравнительно низкими показателями смертности от коронавируса. По его мнению, эту смертность надо соотносить с показателями еще и по внебольничной пневмонии. «С одной стороны, власть предупреждает о том, что коронавирус — это опасная зараза. С другой стороны, власть говорит, что во всем мире от нее погибает 6-7% заболевшего населения, а у нас — меньше 1%. Но если мы откроем страницы с отчетами по внебольничной пневмонии, то увидим другие цифры. Если, например, в Астраханской области заболевших пневмонией почти в два раза меньше, чем зараженных COVID-19, то в Петербурге и Дагестане данные по внебольничной пневмонии многократно превышают данные по COVID. И показатели смертности там вполне мировые», — заметил парламентарий.

Надежда — на красное солнышко?

Выход из карантина продиктован совсем не тем, что Россия победила пандемию, считает член комитета Госдумы по охране здоровья, кандидат медицинских наук Алексей Куринный. «Если говорить о решении, принятом президентом, то оно, безусловно, продиктовано экономикой. Выход из карантина на пике или на плато — это не вариант, ни одна европейская страна не пошла по этому пути. Тенденция постепенного выхода — это федеральная установка, исходя из того, что экономика катится в тартарары и дальше находиться в таком состоянии бесперспективно. Сегодня мы фактически ушли на вариант выработки коллективного иммунитета, по которому некоторые страны пошли еще полтора-два месяца назад», — полагает депутат.

Ответственность за темпы выхода теперь легла на губернаторов, и это плохо, уверен Алексей Куринный. «Региональным властям дали понять: если вы и дальше будете удерживать своих граждан в режиме самоизоляции или не давать работать организациям, то все риски по их поддержке будут нести региональные бюджеты. Поэтому у губернаторов большого выбора нет: либо пытаться продолжать как-то проводить противоэпидемические мероприятия, если есть деньги, как это еще делается в Москве, либо постепенно из этого состояния выходить и попытаться что-то насобирать в нищие региональные бюджеты. Губернаторам, с одной стороны, нужно выполнять установку президента, а с другой — не допустить резкого всплеска количества заболевших. Я не исключаю, что теперь статистику заболевших и умерших будут корректировать, чтобы оправдать послабляющие мероприятия. А некоторые губернаторы особо податливы на федеральные инициативы, стараются держать нос по ветру. Например, в Ульяновской области как закручивание гаек было максимально жестким, так же и сегодня отмена ограничительных мер носит, на мой взгляд, не просчитанный характер», — отметил Куринный.

Кандидат медицинских наук с тревогой и, в то же время, с надеждой смотрит в ближайшее будущее. «Риски понятны: рост заболеваемости, смертности — вполне ожидаемы и предсказуемы. Но наслаиваются еще благоприятные климатические факторы, которые в той же Европе повлияли на нераспространение инфекции — повышение температуры, увеличение инсоляции, снижение влажности воздуха. Все это естественным путем способствует затуханию инфекции. Насколько повезет каждому губернатору с погодой — это большой вопрос», — сказал парламентарий.

Отдых на плато

В особом положении оказываются три черноморских региона, которым предстоит принять туристов со всей России — Крым, Севастополь и Краснодарский край. В стране нет единого министерства курортов, поэтому меры по борьбе с эпидемией каждый регион корректирует сам.

В Краснодарском крае карантин продлен до 6 июня, но уже с первых дней лета заработают медицинские санатории. В Крыму гостиницам и санаториям до 1 июня запрещено размещать постояльцев, кроме командировочных. Продлится ли режим закрытости или его отменят?

Крымский блогер Александр Горный констатировал, что желание заработать побеждает страхи заболеть. «Если в Краснодарском крае ситуация с количеством заболевших более тяжелая, то в Крыму была „лайт-версия“ эпидемии. Сейчас я нахожусь в центре Феодосии и не вижу каких-то следов самоизоляции, кроме масок на некоторых людях. Все понимают угрозу, что если поедут туристы, то мы увидим новые всплески заболеваний. Причем, если в отеле поселится человек, у которого обнаружат коронавирус, то весь отель попадет на двухнедельный карантин. „Полетят“ все билеты и временные рамки отдыха постояльцев, а владельцы гостиниц „попадут“ на серьезные издержки. И тем, не менее, мы видим желание туротрасли начать работу, без понимания всех рисков для бизнеса», — сказал Александр Горный.

Регионы Российской Федерации отменяют карантинные ограничения, не победив эпидемию, но все же надеются, что «авось пронесет».

Дмитрий Ремизов


Читайте также В Севастополе единороссы инициировали роспуск двух окружных советов, усложнив «муниципальный фильтр»

СМИ: Смертность в мае в Петербурге резко выросла по сравнению с прошлым годом

Начальник Госпиталя для ветеранов войн: Мы вышли на плато однозначно