Путин будет

Чаяния президента сегодня понять уже невозможно, и отличить рекламу поправок в Основной закон от реального плана действий — тоже.


© Фото с сайта www.kremlin.ru

Возможно ли, что роль бессменного главы российского государства в новой конструкции власти — после принятия поправок в Конституцию и окончания нынешнего срока президентства — будет уменьшена? А может ли так случиться, что Владимир Путин вообще не будет выдвигаться в 2024 году? Сегодня во всем перечисленном нас пытаются убедить через якобы осведомленные источники, но насколько это близко к реальности — отвечают эксперты.

Максим Жаров, политолог, социолог:

«Мы видим попытку представить ситуацию так, как будто Владимир Путин уходит от власти, досрочно покидает пост президента — еще до 2024 года. Соответственно, первый этап этой „операции“ — поправки в Конституцию. Второй этап — досрочные выборы в Госдуму. И третий этап — досрочные президентские выборы, перед которыми в окружении Путина выдвигается предложение: а давайте, Владимир Владимирович, вы не будете выдвигаться на пост президента, несмотря даже на обнуление сроков.

На мой взгляд, история с поправками в Конституцию связана с этой „операцией“, и на самом деле достаточно странно, что Путин в эту историю глубоко погружен. Фактически он является уже главным агитатором за поправки, и эта кампания с участием Путина, как мы видим, идет по нарастающей. Мне думается, что президент в принципе должен был бы занимать намного более отстраненную позицию, потому что нынешняя история с поправками может быть не единственной. То есть потребуется еще одна правка Конституции.

А что касается того, будет или не будет Путин баллотироваться, в свое время мы об этом узнаем. Если моя версия — о связи правки Конституции с попыткой создать ситуацию, в которой Путин досрочно уйдет с поста президента, — верна, то что-то мы должны услышать от Путина в момент объявления досрочных выборов в Госдуму в декабре этого года или в марте следующего года. Даже с учетом поправок распустить Госдуму, с учетом тех оснований, которые в Конституции уже есть, очень сложно. Придется либо менять премьера, причем с его жесткой критикой и с проламыванием Госдумы на вотум недоверия правительству, либо делать какие-то иные резкие действия. Вот тогда, я думаю, если такой сценарий будет запущен, мы от Путина и услышим: будет ли он баллотироваться вновь в президенты или нет.

В продвижении такого сценария заинтересованы, прежде всего, так называемые „старые элиты“, которые уже достаточно давно Путиным недовольны и, соответственно, сейчас идет „кастинг новых президентов“. Идет поиск альтернатив Путину, и, я думаю, что пока этот поиск успехом не увенчался, потому что все альтернативы ему существенно проигрывают».

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

«Я в принципе не очень верю, что система способна работать без Владимира Путина. И, может, даже если бы он сам и хотел „уйти на покой“, все-таки более вероятен сценарий, при котором Путин будет пребывать в должности президента как можно дольше — если не до 2036 года, то, как минимум, еще один срок. Поэтому все разговоры, касающиеся перераспределения полномочий, это, скорее, некая рекламная история, связанная с продвижением поправки в Конституцию, главная из которых одна — это обнуление сроков.

Что же касается возможного желания Путина поделиться полномочиями, то он сам, может, и расценивает некоторые нововведения как, действительно, придание полномочий Госдуме — всякими назначениями министров. Путин об этом достаточно много и ярко говорит, но вопрос в том, что на деле вряд ли эти полномочия сильно укрепят законодательную власть. Однако очевидно, что сам Путин в это верит.

Мне кажется, у него есть желание создать некий институциональный механизм работы системы. Сейчас система у нас кулуарная — есть „башни Кремля“, есть „ближний круг“. Путин, наверное, хочет, чтобы это перешло в некий статус „технократичного правления“ — чтобы эти „башни“ были выражены в виде групп сенаторов, фракций в Госдуме, все это согласовывалось бы с министерствами, правительством, чтобы это были не просто представители ФПГ, а действительно институциональные лидеры, назначенные новыми политическими кругами. Но это, скорее, фантазии.

А что касается реальности, то в любом случае — есть Путин, есть обнуление сроков и, как мне кажется, желание пребывать у власти как можно дольше. Все остальное — из области возможного, а если исходить из конкретики, то задача сейчас — протащить поправки, и для этого их нужно как-то объяснить».

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

«Насчет нового срока для Владимира Путина пока рано говорить. Если все будет так, как происходило раньше, то решение будет объявлено в самый последний момент. В 2011 году, когда Путин „возвращался“, решение было объявлено уже осенью. Хотя оно было принято раньше, весной, но интрига поддерживалась. И ранее, в 2007 году, тоже вопрос откладывался: шли разговоры о том, будут изменения в Конституции насчет третьего срока или не будут, и окончательно решили, когда уже подходил срок выдвижения кандидатуры. Кандидатура Дмитрия Медведева была объявлена в последний момент. И сейчас, думаю, никаких досрочных заявлений не будет.

Подается сигнал элитному сообществу, что Путин имеет право пойти на следующие выборы, как и на выборы 2030 года. По этой причине элиты будут четко ориентироваться именно на действующего президента. Если бы не было этого момента, то действовал бы эффект „хромой утки“ — чем ближе срок выборов, тем президент слабее. Тогда уже больше пытаются угадать, кто будет следующим президентом и выстроить с ним отношения. Такая ситуация могла быть в 2007 году. Предварительно было объявлено о двух преемниках — либо Дмитрий Медведев, либо Сергей Иванов, и элиты уже начали выстраиваться либо к одному, либо к другому, либо к обоим сразу. И тогда идея, что надо держать паузу и не объявлять фамилию, и более того — вбрасывать информацию, что, может, и преемника не будет — была направлена на то, чтобы не ослаблять действующего президента, чтобы показать, что все варианты в его руках и он может все изменить.

То же самое и сейчас, только уже в другой обстановке. Даже не называются преемники, а просто президент сохраняет все реальные рычаги власти — и формальные, и неформальные.

Что касается ограничения полномочий президента, то поправки где-то их ограничили, а где-то расширили. Ведь было несколько этапов внесения поправок. На первом этапе, который был в январе в президентском послании, было ограничение полномочий президента. И есть такое ощущение, что это делалось под возможного преемника. Но затем сценарий начал переигрываться, и в результате серьезного уменьшения полномочий президента не произошло. Из январского пакета осталось то, что Госдума может утвердить министров. Но на следующей волне появилась поправка, что, если Госдума будет активно пользоваться этим правом, то ее можно распустить. Что же касается Совета Федерации, то он получил только консультативную функцию. То есть президент предлагает, фактически знакомит членов СФ с кандидатурами силовиков, но СФ не может эти кандидатуры отклонить. Зато Совфед потерял право назначения генерального прокурора.

Поэтому если говорить про период до 2024 года, то Владимир Путин будет сохранять все рычаги управления ситуацией, и интрига будет сохраняться до максимума. А там посмотрим, какое решение будет принято в 2024 году».

Дмитрий Ремизов


Читайте также Левиафан угодил в «Сеть»

Путин о следующем сроке: Работать надо, а не преемников искать

В петербургском НИИ гриппа назвали сроки «второй волны» коронавируса