Россия упала, но еще не отжалась

Насколько глубоким будет кризис в стране по итогам первой волны коронавируса? Эксперты считают, что мы из него выйдем еще не скоро — особенно с учетом вероятности второй волны.


© Коллаж ИА «Росбалт»

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор МГУ:

«Большой спад в экономике был в апреле и мае. В апреле промышленность упала на 7%, в мае — на 10%. Что будет в июне — посмотрим. Спад в жилищном строительстве идет с начала года, по январю-апрелю он составил уже 10%. Про падение доходов населения мы пока не знаем, потому что данные по II кварталу будут только в августе.

Резко выросла неполная занятость. Когда карантин отменят — она, понятно, немного сократится. По зарегистрированной безработице — рост в три с половиной раза. Этот взлет, скорее всего, остановится в июне и дальше сильно расти не будет.

Дальнейшее зависит от того, не будет ли второй волны эпидемии коронавируса. Но про это никто не знает.

Однако в регионах все совсем не так здорово, как в Москве — многие из них еще на плато по коронавирусу не вышли. Поэтому мы не знаем — не вернутся ли карантинные ограничения еще раз. Все может быть. Но общий консенсус макроэкономистов сводится к тому, что восстановление экономики будет достаточно медленным.

Кто-то ждет восстановления с середины 2021 года, кто-то говорит о конце 2021 года. Но опять же — если не будет второй волны пандемии».

Олег Комолов, кандидат экономических наук, доцент Финансового университета при Правительстве РФ:

«Все зависит от того, когда закончится карантин. Нынешние послабления еще не говорят о том, что экономика и общество вернулись к „привычной жизни“, которая у нас складывалась до марта этого года. Многие эпидемиологи прогнозируют вторую волну эпидемии, которая может случиться осенью. И в зависимости от того, произойдет это или нет, перспективы и России в целом, и регионов будут складываться диаметрально противоположным образом.

Если второй волны карантина не будет, то можно ожидать, что постепенно, хоть и очень медленно, экономика будет восстанавливаться из кризиса, потому что перерыв в ее функционировании был не очень продолжительным и экономика не успела накопить глубоких неразрешимых противоречий. Однако если кризис продолжится, и в сентябре—ноябре нас опять посадят по домам, закроют кафе и рестораны, предприятия сферы услуг и развлечений, то этот перерыв, эту паузу многие организации уже не выдержат.

Правда, тут важно понимать, что многое зависит от государственной экономической политики. Если на новую волну эпидемии и карантина государство ответит ростом своих расходов путем увеличения бюджетных субсидий предприятиям наиболее пострадавших отраслей, если оно более активно, более целенаправленно будет поддерживать потребление общества через разного рода выплаты семьям, инвалидам, пенсионерам — экономика более мягко переживет эти времена.

Если говорить о прогнозах, то строить их сложно: слишком много факторов неопределенности — как поведет себя правительство, будет ли вторая волна кризиса, ну и, собственно, как поведет себя мировая экономика в целом. Россия очень зависит от внешнеэкономической динамики, потому что экономику нашей страны самодостаточной назвать нельзя. Мы слишком зависим от состояния мировой конъюнктуры, от сырьевых рынков, от курса рубля — все это тоже является сейчас фактором неопределенности».

Андрей Нечаев, экс-министр экономики РФ, доктор экономических наук:

«Оснований рассчитывать на какой-то бурный рост у нас нет. Хотя, конечно, с учетом, как говорится, статистики снизившейся базы, какой-то рост будет.

Но я напомню, что даже правительство в своем плане восстановления экономического роста — хотя оно должно по должности излучать оптимизм — говорит о переходе к экономическому росту лишь во второй половине следующего года.

Я думаю, что это — самая нейтрально-оптимистичная оценка, потому что сошлись, слетелись три черных лебедя российской экономики: помимо коронавирусных ограничений, еще мировая циклическая рецессия с соответствующим падением спроса на сырье и ситуация с нефтью после неудачного разрыва сделки ОПЕК+. Ну, и самое главное, конечно — это крайне неэффективные, скромные, запаздывающие антикризисные меры правительства.

Поэтому оптимизма относительно быстрого экономического роста у меня, например, нет вовсе».

Никита Масленников, советник Института современного развития (ИНСОР):

«Нас ждет некое плавное восстановление экономической динамики — очень неравномерное, требующее поддержки федерального центра для того чтобы, по крайней мере, компенсировать возникающие дефициты региональных бюджетов, которые в этом году могут превысить 1 триллион рублей.

Пока прогноз экономического роста у нас укладывается в интервал от 4% до 6% спада по итогам года — таковы разнообразные официальные и многие экспертные оценки. Другие независимые эксперты не исключают, что темпы спада окажутся в интервале 6% — 7%, что совпадает с прогнозами МВФ: 6,6%.

Естественно, что картина во многом определяется состоянием региональных экономик. Здесь мы видим совершенно разные темпы их восстановления, что связано, в том числе, и с неравномерностью выхода из ограничительных мер. Тут есть определенные риски того, что, во-первых, та волна эпидемии, которая уже прошла Москву, может, даже Петербург и ряд других регионов, только начинает докатываться до многих субъектов федерации. Во многих регионах положение остается достаточно тяжелым.

Во-вторых, очень трудно прогнозировать, что будет происходить с глобальной пандемией, потому что не далее как вчера ВОЗ констатировала ускорение ее распространения, несмотря на то, что в ряде стран произошла некая стабилизация.

Поэтому общую картину экономического восстановления составить очень сложно, и надо делать поправку на значительную неопределенность по развитию пандемической ситуации — будет ли вторая волна, не будет, в какой мере и каким образом она затронет экономику.

А пока в целом регионы по итогам второго квартала окажутся в провале абсолютно все. Вопрос в темпах. Если ВВП РФ в целом уменьшится на 10%, то регионы в зависимости от уровня деловой активности и продолжительности ограничительных мер покажут спад по валовому региональному продукту от 8% до 16%.

Хотя второй, третий и четвертый кварталы обещают быть достаточно убедительно выраженными с точки зрения восстановительных процессов, но в целом подавляющее большинство региональных экономик покажут по итогам года спад.

Общий вектор динамики экономики: начало плавного восстановления с его ускорением следует ожидать где-то на рубеже 2020—2021 годов».

Дмитрий Ремизов

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Дворкович: В России только начинается самый тяжелый период кризиса

Академик РАН уверен, что осенью распространение COVID-19 продолжится

Минтруд: К 2030 году почти треть населения РФ превратятся в пенсионеров