Главные новости
В России - все новости
3 июля 2020, 13:57
1476

Опубликовано последнее слово журналистки Светланы Прокопьевой, которую прокурор требует лишить свободы на 6 лет

© СС0 Public Domain

Псковская журналистка Светлана Прокопьева в своем обращении к суду, которому предстоит вынести ей приговор по обвинению в оправдании терроризма, заметила, что в ее деле в конфликт вошла статья Конституции о свободе слова, права журналиста из закона о СМИ и ведомственные инструкции Роскомнадзора. Прокуратура, напомним, требует лишить ее свободы на 6 лет и на четыре года отрешить от профессии.

Полный текст обращения опубликован на сайте «Новой газеты».

Светлана отмечает, что общество практически никак не отреагировало на текст «Репрессии для государства», за который ее преследуют, где было изложено ее мнение о причинах теракта в Архангельске. С ним ознакомились десятки или, возможно, сотни людей, но никакого общественного резонанса материал не вызвал. «Но через полгода ко мне ворвались СОБРовцы с автоматами, перевернули мой дом, забрали мои вещи — и вот мы уже второй год, с привлечением экспертов, выясняем, был ли там состав преступления. При этом опасный, по мнению Роскомнадзора, текст теперь прочитан сотнями тысяч людей, переведен на английский и получил известность в разных странах мира», — сказала на суде Прокопьева.

Она напомнила, что в основе профессии журналиста лежит конституционное право на свободу слова, а также федеральный закон «О СМИ», который обязывает журналиста информировать общество о значимых событиях и проблемах и дает право публично высказывать свое личное мнение. «Это моя работа, за нее меня и судят», — подчеркнула Светлана Прокопьева.

«И вот, на одной чаше весов — Конституция, а на другой — ведомственные инструкции Роскомнадзора. Сотрудница этого квази-цензурного органа, увидев, что машина выискала текст со словом „теракт“, осознала, что перед ней „серьезная статья“, и составила карточку „о нарушении“ — толком не понимая, в чем именно нарушение, потому специального образования у нее нет: „Я же не эксперт“, — говорила она в этом процессе. Далее карточка, согласно инструкциям, пошла долгим бюрократическим путем от одной инстанции до другой, и в результате оказалось попрано не только конституционное право на свободу слова и мнений, не только статус журналиста, закрепленный в федеральном законе, но и сама основа права — презумпция невиновности, поскольку я, напомню, уже наказана отъемом вещей и денег, причем еще даже до начала суда. Что характерно, ни один из госорганов, вовлеченных в процесс, не заметил и не устранил этот дисбаланс. Это уже говорит о нездоровье нашей правовой системы», — сказала на суде журналистка.

Она также обратила внимание на то, что репрессии в государстве развиваются не сразу, а постепенно. «Невозможно предугадать, когда ограничение прав и преследование инакомыслия превратится в концлагеря и расстрелы. История говорит нам о том, что такое превращение возможно даже в самом культурном и цивилизованном обществе — при условии соответствующей государственной политики и пропаганды. Именно поэтому и нужна свобода слова — чтобы вовремя забить тревогу», — напомнила Светлана Прокопьева.

«Мне не страшно критиковать правоохранительную систему и говорить силовикам, что они порою не правы. Потому что я знаю, что по-настоящему страшно станет, если я этого не скажу, если никто не скажет», — заявила псковская журналистка.

Она попросила суд при вынесении решения по ее делу учитывать не только формальности, но и общие принципы, на которых строится российское общество: «Это свобода слова, это статус журналиста, это миссия прессы. Я выполняла свою работу. Я не сделала ничего, что выходит за рамки моего профессионального долга. Никакого состава преступления в этом нет».