Хабаровчане о причинах протеста: «Мы имеем крошки с барского стола»

Избранный губернатор Фургал был объединяющей силой для сложной территории, и митинги вызвало неуважение выбора граждан.


© Стоп-кадр видео

В Хабаровске сегодня прошла 11-я акция протеста с требованием вернуть Сергея Фургала из Москвы в регион и судить открыто, с участием присяжных. Накануне Фургал был указом главы государства отправлен в отставку с поста губернатора «в связи с утратой доверия», и в Хабаровск прибыл назначенный президентом Путиным врио, член ЛДПР Михаил Дегтярев. Встретили его, мягко говоря, холодно. Горожане вышли на новую акцию, которая началась у здания краевого правительства со скандирования: «Дегтярев, выходи» и «Дегтярев, домой». Затем около полутора тысяч человек в очередной раз прошли маршем по центру города, выкрикивая различные лозунги, среди которых было и требование отставки президента.

Многие россияне с учетом замалчивания этой темы в государственных СМИ и на телевидении удивлены таким упорством хабаровчан, которые, похоже, не собираются сдаваться. О причинах происходящего «Росбалту» рассказали местные жители.

Алексей Ворсин, координатор штаба Навального в Хабаровске:

«Люди возмущены, что Кремль произвольно забирает губернатора, который работал в интересах региона. Это основной посыл, но я думаю, что речь идет и о накопленном недовольстве. Понимаете, у региона есть все возможности, чтобы стать богатым, процветающим. У нас огромное количество природных ресурсов, но мы имеем крошки с барского стола. Все налоги уходят в Москву, возвращают же копейки и затем называют дотационным регионом. Цены здесь выше столичных в полтора раза, зарплаты низкие, жители мигрируют. Из Дальнего Востока сделали витрину напоказ, но чуть дальше проедете — кругом нищета.

Протест до сих пор носит стихийный характер, единые лозунги при этом не звучат. ЛДПР же фактически отстранилась от повестки и пытается табуировать тему недовольства Москвой, Путиным. Их представители говорят, что несанкционированные митинги — это плохо. Внедряются и провокаторы.

Единого лидера на фоне протестов не появилось. С одной стороны, это хорошо, потому что нельзя его посадить, чтобы все закончилось. С другой, у движения нет четких требований, это просто размытые эмоции недовольства.

Врио Дегтярева не примут в Хабаровском крае. Я вижу реакцию жителей. За кого они нас держат? Кто он такой? Думаю, все это подольет масла в огонь, народ станет еще злее. Если он выйдет на митинг к протестующим, его освистают.  Он ничего не знает о регионе, у него здесь нет никакого политического и управленческого опыта. Профессиональная карьера строилась через ЛДПР и близость с Владимиром Жириновским. Честно сказать, не ожидал, что Кремль такой глупый ход сделает. Я окончательно усомнился в качестве управленческих решений федерального центра».

Леонид Бляхер, политолог из Хабаровска:

«Хабаровский край — очень сложная территория, и Фургал был ее объединяющей силой. Жители испытывали гордость, что избрали его по собственным предпочтениям, а не указке Кремля. Поэтому, на мой взгляд, арест губернатора — это не просто повод, а причина протестов, момент региональной идентичности. Хотя к Фургалу и относились по-разному, но за всем этим стоит то, что перекрывает довольство и недовольство, — наш выбор.

Политика в регионе строилась по принципу отчетности перед Кремлем, выполнения KPI, что далеко от реальной жизни людей. Восторга это, само собой, не вызывало. К тому же за годы ускоренного развития Дальнего Востока была разрушена региональная экономика. Новый рынок вовлек гораздо меньшую часть жителей, многих выбросило на улицу. Бизнесмены же вполне рациональны. Когда они видят, что ручеек идет из Москвы, то понимают, что нужно быть ближе к истоку. Так, сначала уехали аутсайдеры, а затем и местные лидеры, которые больше не вкладывают в нашу экономику. Жители остались наедине с государственной социальной политикой, а она по определению достаточно неуклюжая.

Политическую жизнь в стране двадцать лет кастрировали. Партии, депутатские мандаты в регионах не имеют никакого отношения к политике. Когда же пришли протесты, оказалось, что значимых фигур в крае нет. Население самоорганизовалось и вышло на улицы.

Реакция федерального центра на митинги — яркий показатель того, что у Кремля много башен и они не особо контактируют друг с другом.

Понятно, что чиновники не продумывали сценарии протестов. Это полная растерянность, иначе не объяснить, почему такой немаленький город, центр региона стоит на ушах, но нет ни одного политического лидера, который бы приехал и поговорил с людьми».

Максим Кукушкин, депутат законодательного собрания Хабаровского края:

«Когда я был на последнем митинге в субботу, встретил там людей разных взглядов: от либеральных до социалистических. У каждого своя причина для недовольства, ведь за последние полгода многое в стране произошло.. Но есть и объединяющий момент. Мы вышли, чтобы защитить собственный выбор. Так, арест Фургала стал триггером к протесту.

В первые дни многие выступали конкретно против Путина, федеральной власти, но затем риторика изменилась — как раз после визита полпреда Трутнева. Наверное, он каким-то образом повлиял на тех, кто способен воздействовать на протест. Возможно, причастны люди, приближенные к бывшему губернатору. И сами жители это поддержали. Если кто-то на последних митингах кричал против президента, другие его останавливали, просили прекратить и обвиняли в провокациях.

Мне в комментариях часто пишут: „Не надо нам пастухов, мы не стадо“. Люди негативно относятся к тому, чтобы движение кто-то возглавил. Наверное, им эту мысль внушили. Я считаю, что, не переводя протесты в политическое русло, все это уйдет в никуда.

Дегтяреву будет трудно выстроить диалог с народом. Человек из Самары и Москвы не знает наших проблем, специфики Дальнего Востока. Возможно, он временная фигура, и к будущим выборам его заменят внесистемной лояльной кандидатурой».

Никита Строгов


Читайте также Песков: Митинги в Хабаровске служат «питательной почвой» для дебоширов, которые туда прилетели

Мосгорнаследие остановило незаконный ремонт в здании на Тверской

В России отметят День разгрома фашистов на Кавказе