Анатомия слухов: эпидемия второго тура

Единый день голосования, здоровье Навального и судьба Белоруссии стали главными темами для околополитических дискуссий на этой неделе.


Судьба главного российского оппозиционера грозит стать самой серьезной проблемой в отношениях между Москвой и Западом. © Фото из сообщества vk.com/teamnavalny_om

Белорусская «интербригада»

Россия готова оказать Александру Лукашенко братскую помощь, фактически заявил Владимир Путин, сообщив, что, по просьбе правителя соседней страны сформировал подразделение постоянной готовности из российских силовиков. Они отправятся в Белоруссию, когда (и если), протестующие там «прикрываясь политическими лозунгами, не перейдут определенных границ и не приступят просто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пытаться захватывать административные здания и так далее».

Проблема в том, что Владимир Путин подвесил ситуацию. НАТО, США, Евросоюз, конечно, сейчас «серьезно предупреждают» Кремль, чтобы он не вмешивался во внутренние белорусские дела. Но в реальности просьба от Александра Лукашенко уже получена и, если верить слухам, которые пошли сразу после выступления российского президента, Кремль теперь сам определит момент, когда нужно будет «спасать соседа». И уже неважно, захочет этого Александр Лукашенко или нет. Не говоря уже про белорусскую оппозицию, Координационный совет которой высказался категорически против любого вторжения извне.

О том, какие именно подразделения Владимир Путин приготовил для «освободительного похода на Запад», появились самые разные домыслы. Разъяснение президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова еще больше запутало ситуацию, потому что создалось впечатление, что он либо сознательно наводил тень на плетень, либо сам ничего не знает. В итоге, по одной версии, все просто — это подразделения Росгвардии, включая, в первую очередь, ОМОН, как наиболее подготовленных бойцов.

По другой версии, эта «интербригада» сформирована из бойцов самых разных подразделений, включая и военный спецназ и антитеррористические группы ФСБ, то есть преимущественно это бойцы спецслужб с поддержкой в виде подразделений Росгвардии. Соответственно, задачи у них уже не только строго полицейские, как предполагается при участии одних лишь росгвардейцев.

Не так удивительно, что Лукашенко опять разволновался, и, как ходят слухи, дал приказ местным силовикам опять вести себя с протестующими жестко. А также продемонстрировал силу иностранным журналистам, включая, кстати, и российских (в четверг задержали почти всех, кто работал в Минске). Такими действиями белорусский правитель пытается убедить своего московского партнера в том, что самостоятельно контролирует ситуацию. Но Москву, если верить слухам, теперь это уже мало волнует.

Навальный и выборы

Многие обратили внимание, что в коротком телеинтервью Владимира Путина в четверг так и не прозвучала фамилия самого известного российского оппозиционера, который сейчас находится в искусственной коме в берлинской клинике. Алексей Навальный давно получил в российских медиа прозвище «тот, кого нельзя называть». Теперь, видимо, боязнь произнести его фамилию только усилится, после того, как он, по убеждению немецких врачей, был отравлен в Томске перед вылетом в Москву. Кремль факт отравления не признает, заявляя, что не станет эту тему обсуждать, пока не будет выявлен яд. Ну а Владимир Путин опять делает вид, что никакого Навального не существует.

Однако в реальности здоровье Навального может стать самой серьезной проблемой в отношениях между Москвой и Западом, да и во внутренней политике влияние этого человека, пусть даже подключенного к аппарату искусственного дыхания, сохраняется.

Поездка Навального, во время которой его, по убеждению немецких врачей, отравили, была связана с предстоящим в России 13 сентября Единым днем голосования. По прогнозам ряда политтехнологов, в эту кампанию, как и в 2018 году, Кремль могут ждать серьезные сложности. В частности, — вторые туры губернаторских выборов сразу в нескольких регионах.

И хотя все тот же Дмитрий Песков недавно и заявлял, что власти не видят никаких проблем в таком развитии событий, ходят слухи, что в реальности управления по обеспечению деятельности Госсовета и внутренней политики в президентской администрации напряженно работают над тем, чтобы все прокремлевские кандидаты победили в первом туре.

В принципе, с этой губернаторской кампании еще на этапе регистрации сняли всех серьезных альтернативных кандидатов, включая даже большую часть выдвиженцев от КПРФ. Компартия наказана за то, что попыталась стать реальной оппозицией во время голосования по поправкам в Конституцию. Точнее, коммунисты все чаще себя и ведут как оппозиционеры, поэтому они были сочтены недостаточно управляемыми кандидатами, которым не место в бюллетенях.

Региональные выборы — важный для Кремля этап накануне выборов в Госдуму 2021 года. В этом сентябре избираются сразу 18 губернаторов, которым потом предстоит, среди прочего, «регулировать» парламентскую кампанию.

Самые опасные для Кремля регионы — Иркутская и Архангельская области. Первая еще с тех пор, как там «незапланированно» выбрали губернатора-коммуниста, которому в итоге пришлось уйти в отставку под жестким давлением Кремля. Вторая — из-за экологических протестов против полигона в Шиесе. Впрочем, реальных оппозиционеров ни там, ни там до выборов не допустили.

Так или иначе, участие в подготовке к этим выборам еще и Алексея Навального явно пугало Кремль, как раздражает его и «Умное голосование», которое грозило превратиться в оппозиционную квазипартию, куда вошли бы разнопартийные или вовсе беспартийные оппозиционеры. Однако угроза успеха виртуального «списка Навального» все равно висит над кремлевскими политтехнологами даже сейчас, когда самого оппозиционера выбили из борьбы.

Иван Преображенский


Читайте также Дмитрий Травин. Плохая новость для Путина и для нас

«Хватит запугивать население»: США и ЕС обратились к властям Белоруссии

Путин предполагает, а история располагает