России придется терпеть «новый мировой беспорядок»

На слушаниях в Госдуме признали, что санкции — это навсегда, а пользу от них для отечественной экономики дано увидеть не каждому.


Когда лопнет пузырь, надутый триллионными тратами на борьбу с пандемией, мы столкнемся с кризисом, рядом с которым «великая депрессия» покажется детскими игрушками. © СС0 Public Domain

Российские власти начали открыто признавать, что санкции, мягко говоря, не идут на пользу нашей экономике, а про успехи импортозамещения теперь вообще стараются не вспоминать — во всяком случае, именно в таком ключе проходили парламентские слушания, организованные в понедельник в Госдуме.

Многие наверняка помнят, как в 2014 году, после введения первых антироссийских санкций, в Кремле бравурно заявляли, мол, все это нам нипочем и российскую экономику не удастся «порвать в клочья». А прокремлевские активисты затем и вовсе запустили кампанию «Не смешите мои Искандеры». Теперь же принявший участие в слушаниях замглавы МИД Александр Панкин призвал всех «быть реалистами» и предупредил, что «санкции останутся навсегда».

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин в своем выступлении рассказал, как от санкций страдает возглавляемая им стратегическая отрасль. «По ценам и качеству производимая российской ракетно-космической промышленностью продукция, будь то ракетные носители или космические аппараты и дешевле, и лучше, чем зарубежные аналоги. Несмотря на все проблемы, которые мы имеем. И все трудности на мировом рынке — это просто следствие нечестной борьбы и колоссального демпинга», — заявил он.

Рогозин также назвал глупыми утверждения, что санкции помогают развивать национальную экономику, и признался, что не считает для себя за честь нахождение под персональными ограничительными мерами. «Я с ними никогда не соглашусь и не буду делать никаких лицемерных заявлений, как это хорошо», — заметил глава «Роскосмоса».

Другой вопрос, какой выход из положения видят российские власти? Объявлять капитуляцию, что означало бы, в первую очередь, отказ ради замирения с Западом от достижений 2014 года, на слушаниях никто не предлагал. Хотя среди спикеров там и было много людей, бывших во власти в 1990-х годах — времени активной дружбы с США и их союзниками в Западной Европе.

Но и о необходимости выстраивания внятной стратегии противодействия, то есть перехода из оборонительной позиции в наступательную, тоже особо никто не рассуждал. В основном выступающие жаловались на «несправедливость» и «нелегитимность» западных санкций, за которыми они разглядели преимущественно «корыстные интересы американского бизнеса» и желание ослабить Россию в качестве конкурента на мировой арене.

«Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать, но, слава богу, Россия не ягненок, которого легко уволочь в лес», — образно выразился сенатор Андрей Климов. В подтверждение обоснованности заявления Панкина, Климов сослался на принятый в США в 2017 году закон о сдерживании американских противников. «И этот закон будет действовать до тех пор, пока не сменится политическая элита США, — указал Климов. — Там написано, например, что противником Соединенных Штатов является вся Россия и изложенные меры принимаются против РФ, то есть всех нас в любом наборе. Кроме того, по этому закону не предусматривается снятие ограничительных мер, а только их ежеквартальное ужесточение».

Эксперт-международник Федор Лукьянов предложил воспринимать происходящее как данность. «Не стоит драматизировать происходящее, но и не надо считать, что эта ситуация переходная (речь про использование механизма санкций как способа регулирования международных отношений). Мне кажется, что она и есть новый мировой порядок (или беспорядок), и это надолго», — заметил Лукьянов.

На слушаниях согласились, что уход России в самоизоляцию в условиях санкций стал бы катастрофической ошибкой. Напротив, надо искать и выстраивать связи с новыми странами-партнерами, «беречь уже тех немногочисленных, которых имеем», делать Россию инвестиционно привлекательной страной, прежде всего, для российских бизнесменов, чтобы они не разбегались по офшорам, оказывать масштабную господдержку оказавшихся под санкциями компаниям и отраслям и т. д.

Среди новых вызовов, на которые уже сегодня должен быть подготовлен ответ, упоминалась пресловутая климатическая повестка. Участники слушаний отмечали, что страны Запада, по сути, решили за счет других стран «озеленить» свою экономику, а потому России следует готовиться к валу ограничений и европейскому протекционизму.

«Могут быть и, скорее всего, будут странами ЕС приняты ограничения в отношении нашего экспорта — товаров с углеродным следом и под ударом окажется металлургический сектор, а также поставляемые нами углеводороды. Если мы не примем меры по предотвращению излишних выбросов, то даже при высоком спросе на энергоносители этот вид нашего экспорта могут заместить, прежде всего, Саудовская Аравия и Иран, где расположены гигантские газовые месторождения. Еще не забывайте про США с их производством нефти и газа», — напомнил экс-глава Центробанка Сергей Дубинин.

В связи с этим глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров предложил подумать над введением углеродного налога в России, свободные средства от которого можно было бы направлять, по его словам, на поддержку компаний, который платят такие же отчисления Евросоюзу. По его словам, иначе мы дотянем до того времени, когда эта продукция начнет становится неконкурентоспособной, так что решения придется принимать, когда уже будет поздно.

Макаров также заметил, что санкции отчасти все же пошли России на пользу. «Сыры коровьи молодые стали производить у нас уже не хуже, чем аналогичные в Италии и во Франции, но цена на них кусается, а это из-за отсутствия конкуренции. У нас или низкое качество продукции или высокие цены — пипл все схавает. Нам что, санкции мешают развивать конкуренцию?», — задался вопросом Макаров.

Впрочем, и отечественный сыр скоро может оказаться для граждан недоступным. Макаров прогнозирует скорое наступление мирового экономического кризиса, который, по его словам, ждали в 2020 году. «Но он еще не пришел и уж тем более с ковидом не закончится. Этот кризис еще даже не начинался. Его не случилось только потому, что заливали пандемию деньгами, триллионами долларов… Эти деньги пошли на рынок ценных бумаг. В результате пузырь, который был надут очень сильно, сегодня стал огромным. Когда он лопнет, мы столкнемся с кризисом, рядом с которым „великая депрессия“ покажется детскими игрушками», — предрекает депутат.

Проблема, по его словам, в том, что из-за санкций каждая страна будет переживать кризис в одиночку. Чем это рискует обернуться для России, надо четко понимать уже сейчас.

Елена Земскова


Читайте также Подсчитано, сколько Россия вложила в импортозамещение за пять лет

«Оружие и армия — это плохие вещи»

Ипотека перестанет быть палочкой-выручалочкой