Анатомия слухов: последний этап большой предвыборной чистки

Российская политическая система переходит к новому способу имитации многопартийности.


В Чехословакии после советского вторжения 1968 года похожий процесс назывался «нормализацией», а по сути был политической стерилизацией © Фото: Анна Исакова/Фотослужба Государственной Думы.
В Чехословакии после советского вторжения 1968 года похожий процесс назывался «нормализацией», а по сути был политической стерилизацией

Одно из самых примечательных предположений, прозвучавших на минувшей неделе, было о том, что Владимир Путин «решил превратить Россию в ГДР». Речь здесь про отечественную партийную систему, которая окончательно становится имитацией самой себя, как это было в так называемых «странах народной демократии» в Восточной Европе и до сих пор продолжается в Китае и КНДР.

Если кто не помнит, в ГДР, Польше, Чехословакии действовали не только коммунистические или «рабочие» правящие партии, но и подчиненные им по факту союзники. Избирателям это давало иллюзию выбора и позволяло голосовать за «свою» партию: крестьянскую или условно интеллигентскую.

Такая схема и поныне действует в Китае и даже «самой тоталитарной стране мира» — Северной Корее. Хотя мало кто знает, что там, помимо правящих Коммунистических и Трудовой партий соответственно, есть и другие официально зарегистрированные политические объединения. Например, 22 из 687 мест в Верховном народном собрании КНДР на выборах получила политическая сила, которая называется «Партия молодых друзей небесного пути».

Теперь в ту же сторону движется Россия, и назначенные на сентябрь выборы в Госдуму лишь ускорили этот тренд. В Чехословакии после советского вторжения 1968 года похожий процесс, называвшийся «нормализацией», по сути был политической стерилизацией.

Как ходят слухи, Кремль провел переговоры со всеми ведущими партиями по их предвыборным спискам, и похоже, что для себя успешно. «Яблоко», например, не решилось даже на не самый резкий политический жест — выдвижение кандидатом находящегося под арестом политического оппозиционера Андрея Пивоварова (хотя бы в качестве одномандатника). Говорят, что власти предупредили руководство «старейшей в России демократической партии», что в этом случае неприятности могут возникнуть у всего ее списка в целом.

То, какие проблемы могут возникнуть в случае несговорчивости, показали попытки нескольких независимых оппозиционеров зарегистрироваться для участия как в федеральных выборах, так на довыборах в Мосгордуму. В частности, Илье Яшину в регистрации без всякого суда и доказательств сотрудничества с нежелательной организацией отказал избирком. В итоге заметно выросли шансы выдвигаемого «Яблоком» в гордуму по тому же московскому округу Владимира Рыжкова, тесно не сотрудничавшего в прошлом с Алексеем Навальным и его командой.

Что касается КПРФ и ЛДПР, то они демонстрируют Кремлю свою договороспособность уже тем, что их списки на выборы ведут проверенные временем лидеры Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский. Некоторые политологи, правда, утверждают, что коммунисты сформировали «достаточно оппозиционный» список по Москве, а в ряде других регионов среди их кандидатов немало активной молодежи.

Однако, как показал пример Саратовской области, списки как будто специально тасовались так, что у серьезных единороссов оказались какие-то уж очень слабые соперники. Конечно, это может быть и совпадением. Правда, источники в администрации президента говорят, что проблемы непременно возникают у тех коммунистических кандидатов, которые «замарали» себя сотрудничеством с командой Алексея Навального.

Совсем иное дело — «Единая Россия». Ее реальным лидером на съезде партии показал себя Владимир Путин. Сам он предвыборный список единороссов возглавлять не стал, однако не позволил этого сделать и Дмитрию Медведеву, который остается формальным лидером «партии власти». Ходили слухи, что бывший премьер рвался на эту роль и якобы даже рассчитывал потом стать спикером Госдумы. Уж очень унизительной ему кажется нынешняя должность заместителя главы Совета безопасности РФ. Но ничего у Медведева не вышло.

Кремль оставил третьему президенту России лишь право руководить избирательной кампанией. И то не в одиночку, а вместе с главой аппарата «Единой России» Андреем Турчаком, которого тоже в списки кандидатов включать не стали.

При этом ни для кого не секрет, что реальными менеджерами этой кампании можно назвать сектор Сергея Кириенко, отвечающего в администрации президента за внутреннюю политику. Так что два статусных управленца в реальности остались без дела, зато получили достаточно времени, чтобы поразмыслить о своем туманном политическом будущем.

Впрочем, оно немногим более ясное и у тех, кто в итоге сформировал (по решению Владимира Путина) предвыборную первую пятерку «Единой России». Ее лидер — министр обороны Сергей Шойгу. Второй номер — глава МИД Сергей Лавров. Оба имеют собственный солидный для России рейтинг, в том числе, президентский. Однако если про первого все уверены, что даже Путин не смог бы его заставить обменять место в Минобороны на «слабый» пост спикера Госдумы, то со вторым все сложнее. Лаврову несколько раз прочили отставку. Говорили, что может сменить, например, замглавы президентской администрации Дмитрий Козак, который, кстати, наравне с Лавровым, ездил недавно на саммит Путина с американским президентом Джо Байденом. Так что стопроцентной уверенности, что глава МИД не возьмет депутатский мандат, ни у кого нет.

Дальше, как на предвыборном плакате стран «народной демократии», идут представители передовых (на настоящий момент) профессий: уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова (за условного педагога), сопредседатель центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ), волонтерский лидер Елена Шмелева (за профсоюзного деятеля) и главврач Городской клинической больницы № 40 в московской Коммунарке Денис Проценко (естественно, за медика).

Из них в Госдуме, может, кто-то и останется. Например, Кузнецова могла бы стать вице-спикером или главой комитета по делам семьи. То же самое и Шмелева, с той разницей, что ей мог бы достаться комитет по образованию, поскольку она долгое время занималась любимым президентским проектом «Сириус».

Что касается Проценко то, в теории, он мог бы стать председателем комитета по здоровью. Но активно ходят слухи, что раз главврач вообще на выборы идти изначально отказывался и уговаривать его пришлось лично Владимиру Путину, история с ним будет особая. Проценко якобы заранее выговорил себе право отказаться от продолжения политической карьеры, чтобы и дальше заниматься только медициной.

В списках «Единой России» оказалось еще немало людей, которых россияне явно не увидят потом среди депутатов Госдумы (начиная хотя бы с главы Чечни Рамзана Кадырова). Но в целом на Охотном ряду можно ожидать заметного кадрового обновления.

Новыми лицами прирастает и «Справедливая Россия», в которую Кремль направил десант «охранителей» и консервативных радикалов, вроде писателя Захара Прилепина. Как говорят, их надо было куда-то пристроить. А Кремлю нужна новая радикальная партия на правом крыле политического спектра. Однако и «эсерами» жертвовать было неохота, вот и получился такой странный микс — теперь партия официально называется «Справедливая Россия — Патриоты — За правду».

В целом же, если верить прогнозам, за исключением этих радикалов, Госдума пополнится в основном лицами, приятными взору первого замглавы президентской администрации Сергея Кириенко. Вот он, собственно, и станет главным «обновителем» российского парламента, автором ее нового портрета. И это, если слухи не врут, будет уже второй российский парламент, начисто лишенный оппозиции и полностью управляемый не в «ручном режиме», а на системном уровне.

Все прочие силы будут отрезаны от выборов еще на этапе регистрации. И тогда следующая Госдума расцветет, как законодательные собрания стран «народной демократии» или столь дружественных сегодня нам Китая и КНДР.

Иван Преображенский


Читайте также Лидера саратовского отделения «Яблока» задержали у здания избиркома

Илья Гращенков. Механизм коммуникации власти с обществом начинает сбоить, как в позднем СССР

Егор Седов. Это не просто обнуление, это — обвал