Золотые рекорды Западной Австралии

На австралийских рудниках работает самая крупная и дорогостоящая техника в мире. А еще там на удивление много женщин.


© Фото Александры Ивановой

«Западная Австралия? Там же людей нет», — это был первый комментарий друзей в Facebook после публикации поста о Калгурли, маленьком городке, расположенном в красной пустыне в шестистах километрах на северо-восток от Перта, столицы Западной Австралии.

На самом деле люди в Калгурли, центре австралийской золотодобычи, есть — около 30 тысяч. А еще здесь есть университет, готовящий геологов и горных инженеров, и даже маленький музей, в котором можно узнать много интересного об истории находок золота в этих пустынных краях, где до прихода старателей жили аборигены. Собственно, и название месту дали они — слово «калгурли» значит на их языке «место шелковичной груши».

Я прилетела в Калгурли на ежегодную конференцию Diggers and Dealers Mining Forum, организованную австралийскими компаниями. Надо сказать, что условия добычи цветных металлов в Австралии не менее тяжелые, чем у нас. В России золото, никель, медь и другие полезные ископаемые добываются в Сибири, за Полярным кругом, на Дальнем Востоке, в Якутии и на Чукотке. Людей туда надо привозить и оставлять жить в тяжелых климатических условиях, логистика дорогостоящая и сезонная. В Австралии все очень похоже, только вместо холода — жара, а вместо тундры или тайги — пустыня и буши. Как выяснилось на конференции, австралийцы успешно справляются со всеми природными проблемами, и по добыче золота страна занимает второе место в мире после Китая, причем около трех четвертей добычи ведется именно рядом с Калгурли.

Фото Александры Ивановой

В XIX веке европейцы думали, что найдут на юго-западе континента алмазы, а обнаружили золото — и началась «золотая лихорадка». Драгоценный металл здесь разведали в таком количестве, что в Перте в 1899 году решено было построить Монетный двор, чтобы не возить туда-обратно через океан тяжелые слитки и монеты, а заодно и в австралийскую экономику вложиться. До Пертского монетного двора в Австралии уже существовали два других: в Сиднее (с 1855 года) и в Мельбурне (с 1872 года) — ведь сначала золото нашли на востоке страны. Но теперь они не работают, поскольку месторождения поблизости истощились.

В Пертском дворе я увидела самую большую в мире золотую монету: 1012 кг чистого (99,99%) золота, диаметр — 80 см, толщина — 12 см, номинал — 1 миллион австралийских долларов. При этом ее рыночная стоимость составляет более $48,6 млн.

Фото Александры Ивановой

«Золотая лихорадка» в Калгурли началась в 1893 году, когда Патрик Хэннен случайно обнаружил неподалеку золото. Его лошадь потеряла подкову, пришлось сделать незапланированную остановку — тут драгоценный металл и нашли. Со всего мира приехали старатели. Золота было так много, что братья Фаиз и Таг Магомет для перевозки руды даже доставили из Афганистана 300 верблюдов, ради которых улицы в Калгурли пришлось делать необычно широкими для такого маленького городка. Построили железные дороги через пустыню в ближайший Порт-Огаста и в Перт. Эти дороги имеют самые длинные прямые участки в мире. От верблюдов с появлением техники отказались. Старожилы Калгурли рассказали, что защитники животных упросили дать погонщикам денег, чтобы они увезли верблюдов назад, но погонщики деньги взяли, а верблюдов выпустили в пустыню. Теперь их насчитывается около миллиона голов и, видимо, придется снова решать, что с ними делать.

Старый центр городка напоминает декорации к голливудским фильмам о Диком Западе, но с некоторыми элементами британской колониальной архитектуры — такие детали я встречала в Бирме, в Индии или на Цейлоне. Жилые кварталы похожи на «одноэтажную Америку». Очень чисто, вдоль улиц растут эвкалипты. Утром поют птицы, которых здесь много. Вместо воробьев летают попугаи разных видов.

Фото Александры Ивановой

Сейчас в Австралии начало весны, днем солнечно и около 20 градусов тепла, а вечером холодает до 4-8. Летом здесь жарко, температура поднимается выше 35 градусов. Чтобы обеспечить жителей Калгурли водой, в 1903 году сюда из Перта под руководством первого главного инженера Западной Австралии Чарльза ОʼКоннора провели водопровод длиной 530 километров — по нему в городок и на рудники поступает около 5 млн галлонов воды в день. Можно представить, какое значение этот водопровод имел для развития экономики Западной Австралии. ВВП этой «безлюдной» территории составляет сейчас $70 тыс. на душу населения (в России, для сравнения, — $9,2 тыс.)

В Калгурли можно попасть из Перта на самолете или на поезде. Самолетом не только быстрее, но и интереснее. Облаков нет, и сверху хорошо видны открытые карьеры, в которых добывают золотоносную руду. Кстати, плитками из такой руды замостили первые тротуары и проезжие части улиц в городке, решив, что блестящие включения — это пирит («золото бедняков»). Но в 1896 году инженер-металлург Эрик Хантли обнаружил, что в породе, которую начали использовать как строительный материал, содержится теллурид золота. Жителей городка обрадовали тем, что они «ходят по золоту». Теперь кусок «золотого» тротуара можно увидеть только в местном музее.

Фото Александры Ивановой

Австралия славится большими самородками, и в Калгурли их было найдено много. Интересна история одного из них — «Золотого орла», по форме действительно напоминающего эту птицу. Самородок в 1931 году нашел Джеймс Ларкомб и громко сообщил об этом отцу, который работал неподалеку. Отец, чтобы не привлекать к находке внимание других старателей, велел сыну выбросить «эту дохлую птицу». Вечером, когда самородок был взвешен, выяснилась, что Джеймс нашел 31 кг золота. Самородок продали правительству Австралии за 5,438 фунтов, позже он был переплавлен.

Фото Александры Ивановой

Почти в черте города находится один из самых больших в мире золоторудных карьеров — Fimiston Open Pit, или «Супер пит». Его можно посетить и посмотреть на ступенчатую «дырку» в земле длиной 3,6 км, шириной 1,5 км и глубиной около 600 м. Так как добыча золотоносной руды ведется и сейчас, размеры карьера увеличиваются с каждым днем. Можно легко посчитать, что в карьер уместится более 360 пирамид Хеопса. Рудником владеют компании «Баррик Голд» и «Ньюмонт Майнинг», добывая 788 000 унций (22,3 тонны) золота в год. С 1989 года здесь добыли драгоценного металла более чем на 19 млрд австралийских долларов.

В карьере работает самая крупная техника в мире. Например, самосвал Caterpillar, полная масса которого составляет более 600 тонн, способен за один раз перевезти более 300 тонн груза. Диаметр шин этого гиганта — более трех метров. Глядя, как такой автомобиль перевозит руду, понимаешь, что и миллион верблюдов здесь бы не справились. Стоимость самосвала — около $4 млн, при этом только одна его шина стоит примерно $200 тыс. Собирают такую технику на месте, доставляя части по железной дороге или по воздуху, так как этот большегруз просто не сможет своим ходом приехать на рудник. Окупается техника, только если на ней непрерывно перевозить сотни тонн золотоносной руды и при очень аккуратном обслуживании — ведь цена ее ремонта может доходить до миллиона долларов.

Фото Александры Ивановой

На руднике уделяют большое внимание технике безопасности. Понравился плакат, на котором было написано: «Устал — не молчи, скажи». Водители гигантских самосвалов, когда чувствуют необходимость в отдыхе, подъезжают к пункту сбора и выходят из машины, оставляя дверь открытой. Это сигнал сменщику сесть в кабину и продолжать работу. 38% персонала рудника, включая водителей большегрузов, — женщины. Руководство охотно их нанимает, считая более ответственными и аккуратными.

В Калгурли мало гостиниц, и меня поселили в частном доме на улице с символичным названием Эврика. И правда — приехав в маленький городок всего на 3 дня, я совершила много интересных открытий.

Александра Иванова

Если вы хотите научиться писать интересные статьи о своих поездках по миру, а также делать профессиональные фото и видео, — запишитесь на  курс лекций по журналистике путешествий, который начнется 19 сентября.