Украинизация против украинского языка

Принудительная украинизация медийного пространства Украины, помимо очевидного нарушения прав русскоязычных жителей страны, приводит к откровенному пренебрежению интересами и тех зрителей, которые свободно владеют украинским.

Принудительная украинизация медийного пространства Украины, помимо очевидного нарушения прав русскоязычных жителей страны, приводит к откровенному пренебрежению интересами и тех зрителей, которые свободно владеют украинским.

Согласно данным социологов, большинство украинцев недовольны качеством перевода российских художественных фильмов и телепрограмм на украинский язык. Многочисленные ошибки при дублировании и субтитровании порой поражают безграмотностью привлеченных к этому процессу переводчиков и откровенной профнепригодностью режиссеров.

Оказывается, слово «особист» - то есть, сотрудник особого отдела, по-украински пишется через два «а». А фраза: «Я зажгу свет и посмотрю, что там делается» - трактуется как «Я зажму свеч, i подивлюся, що кому плакатися». Таковы нынче особенности интерпретации российской кино- и телепродукции на украинском языке. И сидя в модном киевском кинотеатре, и лежа дома на диване перед телевизором украинский зритель вполне может услышать после приглушенной русской фразы: «Мне кажется, что это был он» украинское «соответствие»: «Мне понравился этот звон».

Подобные примеры можно приводить тысячами. После того, как Национальный совет по телевидению и радиовещанию Украины с подачи "оранжевых" чиновников обязал кинопрокатчиков и телевизионщиков дублировать всю российскую продукцию, в эфире и кинотеатрах наступил настоящий хаос. Не желая лишиться лицензии, руководители медиа-структур упорно начали выполнять указания властей...

Прежде всего, от этого пострадали кинотеатры. В преимущественно русскоязычных регионах юго-восточной Украины, где демонстрируются дублированные мовой ленты, посещаемость сеансов стремится к нулю. То, что так произойдет, стало понятно еще полгода назад, когда в Киеве была проведена показательная акция: в двух различных залах кинотеатра демонстрировался один и тот же российский фильм: в первом – на языке оригинала, во втором – с украинским дубляжем. Как оказалось, билетов в первый зал продали на порядок больше, нежели во второй.

Парадокс проводдимой властями Украины "гуманитарной политики" заключается в том, что даже ярые сторонники «украинизации экрана» признают: представленные сегодня варианты дублирования и субтитрования – не более, чем «издевательство над украинским языком».

«Я несколько раз присутствовал на премьерах российских блокбастеров в переводе на украинский, - рассказал корреспонденту «Росбалта» профессор Киевского Национального Университета имени Т.Шевченко Владимир Пашко. - Впечатление удручающее. Такую массу ошибок, недочетов и просто непонимания текста могут допустить только неграмотные люди. Но самое страшное – не в этом. Юные зрители, воспитуемые на подобных «филологических изысках», получают искаженное представление о правилах и нормах языка».

От украинизации отнюдь не в восторге и телепродюсеры. Приобретая год назад записи популярных ток-шоу на русском языке, киевские медиа-магнаты и представить не могли, в какие суммы им обойдется процесс пресловутого перевода и субтитрования. По последним данным, это требует от 40 тыс. (за ток-шоу) до 100 тыс. гривен (за фильм), включая работу компьютерного наборщика, звукооператора и самого переводчика.

«Давайте смотреть фактам в лицо, - говорит Александр Кузьминский, исполнительный директор одной из студий, предоставляющих услуги субтитрования, - ни один мало-мальский «нормальный» продюсер не станет тратить время и деньги на поиски переводчиков-профессионалов. А на те средства, которые выделяются нам – посредникам – можно нанять исключительно студентов-первокурсников. Что мы и делаем. О каком качестве может идти речь, если те же студенты порой не могут расслышать сказанную в фильме или телепередаче фразу?»
Чтобы добиться качественного украинского перевода русскоязычной медийной продукции правительство Украины должно выделять на эти цели «не копейки, а миллионы гривен», утверждает Кузьминский.

Совсем иной точки зрения придерживаются представители официальных учреждений, которые непосредственно отвечают за «украинизацию эфира». Как заявила руководитель Государственной службы кинематографии (ГСК) Министерства культуры и туризма Украины Анна Чмиль, «зритель сегодня прихотлив, и он стал предъявлять претензии как демонстраторам, дистрибьюторам, так и государству в лице ГСК, связанные с качеством дублирования и особенно субтитрования».

Странно слышать эти слова из уст человека, который еще недавно ничтоже сумняшеся заявлял о том, что, дескать, украинцы безоговорочно готовы смотреть иностранные фильмы, дублированные и озвученные «мовою». Впрочем, г-жа Чмиль призналась: «Фактически в Украине на сегодня осуществляют субтитрование электронным способом» (с помощью компьютерного перевода, - прим.). То есть, по существу, никто заботится о качестве появляющегося на экране текста: небольшая редакторская правка – и материал выходит в эфир со всеми вытекающими из этого последствиями.

А последствия таковы: согласно опросу общественного мнения, проведенного Независимым социологическим обществом, 71,4% украинцев недовольны «непрофессиональной украинизацией телевидения и кино». «Если так пойдет и дальше, мы станем заложниками суржика (суржик – смесь русского и украинского языков. – прим.) – беспокоится доцент КНУ Нина Яковчук. - А безграмотность, с которой осуществляется перевод – вполне может оказаться нормой».

Захарий Копыстецкий