Украина: быть или не быть?

Украина празднует совершеннолетие независимости. По мнению бывшего народного депутата СССР Аллы Ярошинской, итоги независимого существования Украины печальны во многом потому, что общество «сдало» ее 18 лет назад коммунистам, быстро перекрасившимся в националистов и самостийников.

Украина 24 августа празднует совершеннолетие своей независимости. По этому поводу среди журналистов уже давно ходит такая шутка: звание Героя Украины в контексте борьбы за ее свободу следовало бы присвоить не лидеру батальона «Нахтигаль» («Соловей») Роману Шухевичу, а президенту России Борису Ельцину.

В этой шутке есть большая доля правды: именно амбиции Ельцина в противоборстве с Горбачевым перевесили, когда первый выбирал между властью и СССР. Обойти Горбачева оказалось возможным, только ликвидировав его пост - вместе со страной. Однако все же главной причиной распада Советского Союза и объявления республик независимыми стала попытка коммуно-военного переворота – ГКЧП – в августе 1991 г.

Многим киевским политикам это не нравится, однако факт налицо: сначала введение, а потом быстрый провал ГКЧП неразрывно связаны с украинской независимостью. Приблизительно так, как печально известный «Пакт Молотова-Риббентропа» с его секретными протоколами, в результате осуществления которого Украина и сегодня имеет в своем составе Львов и все остальное по ту сторону Збруча, - связан с ее территориальной целостностью. (И, к слову, справедливо осуждая Сталина и его репрессии, Украина, однако, не собирается отказываться от этого куска земли в пользу тех стран, у которых он был аннексирован Сталиным-Гитлером.)

Как известно из воспоминаний бывшего командующего Прикарпатским военным округом, заместителя главы Минобороны СССР генерала Валентина Варенникова, прибывшего в Киев накануне объявления о переходе всей полноты власти к Госкомитету по чрезвычайному положению, в те страстные дни украинская власть, как и следовало ожидать, взяла под козырек. «У меня состоялись встречи, - вспоминает Варенников, - с председателем Верховного Совета Кравчуком, первым секретарем ЦК КПУ Гуренко, первым заместителем председателя Совмина Масиком. Я предложил создать оперативную группу из числа высокопоставленных офицеров армии, КГБ и МВД, которая собирала бы информацию обо всем, что происходило в республике, и докладывала эту информацию руководству. Масик доложил на Президиуме Верховного Совета Украины это предложение, и все проголосовали 100% «за» создание такой оперативной группы. Леонид Кравчук со всем этим согласился… Кравчук не только ни единым словом не высказался против введения чрезвычайного положения, наоборот, - просил меня как можно скорее прислать ему документы ГКЧП, чтобы он мог ими руководствоваться в своей работе».

В те дни ни Кравчук, ни Масик с Гуренко никак не могли даже предположить, что через три дня вся эта грозная затея рухнет под напором Ельцина и его правительства, которое с утра 19 августа 1991 г. вооружалось стрелковым оружием, чтобы дать хунте отпор. В то время, когда в Киеве голосовали «100% «за» ГКЧП, Борис Ельцин на танке перед Домом правительства без всякой защиты и практически без охраны произнес слова, которые облетели весь мир: «Хунта не пройдет! Демократия победит!»

Пока Кравчук прятался за стенами своего кабинета от депутатов, требовавших немедленного созыва чрезвычайной сессии Верховной рады (ВР), в Союзе писателей УССР (а не в стенах ВР!) на свое заседание собралась оппозиционная Народная Рада, которая негативно оценила бездеятельность и безликие заявления председателя ВР. Депутаты требовали немедленного созыва чрезвычайных сессий ВР и местных Советов, проведения референдума о независимости Украины, призывали граждан к неповиновению, митингам и забастовкам. Но, видимо, у Леонида Кравчука были проблемы со слухом: хитрый лис выжидал - чья возьмет.

«Когда вечером 23 августа в Днепродзержинске мы открывали собрание Ассоциации демократических Советов, — говорит народный депутат Украины первого созыва Виталий Мельничук, — было уже понятно, что Ельцин в Москве победил, ГКЧП «подыхает», а ВР УССР 24 августа собирается-таки на внеочередную сессию, созыва которой мы требовали. А утром 25-го Вячеслав Чорновил на мой вопрос: «Что вчера случилось в Киеве?», — ответил: «Что-то мы такое сделали. Очень важное. За что долго боролись и сидели по тюрьмам. Но почему-то — вместе с коммунистами. И это не дает мне покоя и чувства радости». Именно после убедительного провала ГКЧП, 24 августа 1991 г., когда стало совсем безопасно (аресты членов хунты начались уже 22 августа), ВР Украины, где большинство мест занимали коммунисты, провозгласила Акт о независимости УССР.

Партноменклатура, которая еще недавно преследовала «экстремистов», выступающих за свободную Украину, за сутки после падения ГКЧП развернулась на 180 градусов. А бывший секретарь ЦК КПУ, член ЦК КПСС Леонид Кравчук, один из самых завзятых партийных пропагандистов, объявил себя патриотом, враз «позабыв», как душил инакомыслие с партийного амвона. Хотя еще совсем недавно в своем «труде» «Стиль идеологической работы» Леонид Макарович твердо стоял на интернациональных позициях, осуждал и клеймил националистов, экстремистов, оуновцев. Как только шею не свернул от такой резкой идеологической диспозиции? А 1 декабря 1991 г. чуть больше 60% уже электорального населения избрало Кравчука своим президентом. Свободный раб уже сам выбрал своего душителя.

Беловежские соглашения от 8 декабря 1991 г. закрепили власть первых секретарей - удельных партийных князьков - в независимых республиках СССР. А 25 декабря 1991 г. Горбачев заявил о «прекращении своей деятельности на посту президента СССР», подписав Указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием президенту России Борису Ельцину.

Под ликование многих бывших узников совести, депутатов и «новой» старой партийно-комсомольской элиты 22 августа 1992 г. на сессии Верховной рады Николай Плавьюк (убежавший с Западной Украины после II Мировой войны от большевиков в Мюнхен) официально передал свои полномочия главы правительства Украинской Независимой Республики в изгнании, десятилетиями предававшейся анафеме руководством КПСС и КПУ, бывшему первому секретарю, члену политбюро этих самых ЦК КПУ и ЦК КПСС, «специалисту по смене идеологического белья» президенту Украины Леониду Кравчуку. Как с горечью писал тогда Вячеслав Чорновил, «мы дали им возможность прийти в себя от послепутчевского шока, перегруппироваться и сгруппироваться по-новому… Демократические организации разрешили себе «одолжить» свои знамена людям, которые вряд ли имеют право стоять под ними…».

Интересные свидетельства о попытках Кравчука стать святее папы Римского приводит в воспоминаниях и бывший председатель Совмина СССР Николай Рыжков: «Оказывается, Леонид Макарович Кравчук мечтал с детских лет об отделении Украины от СССР. Об этом он рассказал миру в 1993 г. … в Украинском национальном центре Гарвардского университета. …Кравчук поведал собравшимся, что у него хранится вырезка из какой-то оккупационной газеты военного времени, в которой рассказывается, как мальчик Леня Кравчук колядовал немецким и румынским солдатам, оккупировавшим Украину. Таким образом г-н Кравчук доказывал аудитории этого крупнейшего заокеанского националистического центра, что уже в восьмилетнем возрасте испытывал теплые чувства к тем, кто пришел на Украину, чтобы изгнать «коммунистическую гадину», которой, между прочим, он верно служил многие годы. Для большей убедительности он сообщил, что все эти годы хранил эту газету как зеницу ока. Правда, не уточнил, где — между томами классиков марксизма-ленинизма или в папке своих статей по идеологическим вопросам. Такое оправдание многолетней деятельности в партийных органах Украины вызвало гомерический смех даже среди доброжелателей «самостий­ников».

Свои 18 лет независимости Украина празднует, судя по живым разговорам с рядовыми участниками этого процесса и политико-экономическому пейзажу, - с тяжелым сердцем. Сегодня республика - больше не житница не только для бывших стран СССР, но и для самой себя. Улетели, видимо, в космос ее ракето- и авиастроение. Остались рожки да ножки от судостроительной индустрии и практически от всего, что составляло гордость республики во время провозглашения ее независимости.

«Вы думаете, куда мы потратили 800 миллионов долларов, компенсированных Россией за ядерные боеголовки? - риторически спрашивает журналистка из киевского «Обозревателя» Елена Березовская.- Может быть, на покупку и разработку новых, заменяющих «ядерный щит», видов вооружений? Построили завод по производству твелов для ядерных реакторов? Или как-то иначе с пользой потратили эти деньги? Нет! Эти деньги разворовали… Да, впрочем, что такое 800 миллионов долларов? Во время независимости разворовывалось все народное хозяйство бывшей УССР. Воровали под видом приватизации, под видом банкротств государственных предприятий… Аморально распродавали склады с боеприпасами, огромный авиапарк, миллионы тонн промышленного оборудования продали в Турцию как металлолом. А те, кто не добрался до кормушки с материально-техническими ценностями, торговали Родиной, получая подачки от дяди Сэма». Да и сто миллиардов долларов внешнего долга Украины, набранного за 18 лет независимости, тоже наводят на грустные мысли. (На момент прихода к власти Горбачева в 1985 г. весь большой СССР должен был «империалистам» 85 миллиардов «зеленых».)

Чудовищная политическая неприязнь и междоусобицы, переходящие в рознь накануне новых выборов президента Украины, моральная и интеллектуальная деградация власти бывшей номенклатуры, имущественная пропасть между новыми бедными и новыми «старыми» богатыми, социальная несправедливость, темпы вымирания, сравнимые с гражданской войной и голодомором, религиозная нетерпимость, - все это плохие новости для граждан молодого, независимого государства Украина, встречающего свое совершеннолетие. Похоже, перед ним вновь, как это уже случалось не раз в украинской истории, встает шекспировский вопрос: быть или не быть?

Алла Ярошинская