Родина слонов

Местное самоуправление в постсоветских странах – спектакль по мотивам Салтыкова-Щедрина. Это успешно доказали крымские чиновники, пустившие под нож симфоническую музыку и лучший драмтеатр юга Украины. Командовать театром назначен милиционер.

Местное самоуправление в постсоветских странах – спектакль по мотивам Салтыкова-Щедрина. Это успешно доказали крымские чиновники, пустившие под нож симфоническую музыку и лучший драмтеатр юга Украины. Командовать театром назначен милиционер.

Мне порой кажется, что главной музой украинских чиновников было и остается радио «Шансон». Так и вижу, как коренастые госмужи едут домой и, поблескивая фиксой, слушают слезливую историю про уходящего от погони зека. Они не знают значение слова катарсис, а потому не могут описать собственных эмоций. А если бы и знали, то не признались бы, не по-пацански это.

Есть в Севастополе русский драмтеатр имени Луначарского. Последние десять лет им руководит Владимир Магар. Опускаю перечисление всех его званий, премий и наград – все это суета сует. К тому же в сфере искусства «много буков» на визитной карточке редко когда дает представление об истинном масштабе таланта. Могу сказать лишь то, что сегодня «Луначарка» – один из самых сильных театров на Украине и, безусловно, лучший на всем юге страны.

Это авторский театр – где нет тупого проговаривания текста со сцены. Там есть атмосфера, которая ощущается во всех закоулках огромного здания. Любой новый спектакль Луначарки вызывает волну отзывов – но ни в критике, ни в хвалебных одах нет одного – равнодушия. В моем представлении, этот факт сам по себе наряду с умением удивлять является критерием качества для художника.

Так вот недавно Владимира Магара отстранили от работы. Совмещение сразу двух должностей – художественного руководителя и генерального директора театра севастопольский «городничий» Владимир Яцуба назвал вредным и неэффективным. Взамен на должность директора Луначарки с подачи властей назначили… командира полка патрульно-постовой службы МВД Александра Костюкова. Как заявил господин Яцуба, опыт бывшего патрульного найдет применение на этой должности.

Конечно найдет, чего уж тут сомневаться. Тем более, что в 2011 году Луначарке исполняется ровно сто лет – и к этой дате театру выделили один миллион американских долларов. Было бы нелепо дать право распорядиться ими какому-то режиссеру – куда правильнее, если осваивать средства будет милиционер. Яростные протесты самих актеров, театральной общественности Украины и России привели лишь к тому, что самого Магара временно оставили в театре, с урезанными полномочиями.

Бред, скажет кто-то. Нисколько – это привычная парадигма взаимоотношений власти и искусства в Крыму. Примерно такое же происходит и в Симферополе, где тридцатидвухлетняя девушка-экономист, занимающая должность министра культуры автономии, недавно велела крымской филармонии перейти на хозрасчет. Наверное, ее понимание музыкального искусства сводится к концертам Николая Баскова и просмотру МТV – любому профессионалу не нужно объяснять, что симфонический оркестр не может собирать стадионы школоты. Наоборот – его миссия это переделывать «школоту» в «молодежь». Но чего взять от чиновницы, главное карьерное достижение которой – это выход замуж за представителя президента Украины в АРК.

Термин «кризис-менеджеры» - именно так любят называть себя украинские чиновники – очень точно описывает их род занятий. С тем уточнением, что они не решают кризисы, а создают их. Недавно во всем Крыму зарплаты в государственных учреждениях культуры были сокращены вдвое. Теперь тот же музыкант симфонического оркестра получает не $300 в месяц, а $150. «Кризис», - бросают в ответ на упреки государевы мужи, поблескивая золотыми часами на запястьях.

Конечно, не стоит искать злого умысла в том, что вполне может быть объяснимо глупостью. Но иногда все происходит с точностью до наоборот. Злые, но информированные языки говорят о том, что в том же Севастополе во многих бюджетных учреждениях культуры есть «мертвые души», оформленные по высочайшему звонку из соответствующего управления горадминистрации. А чего бояться? Мэр не выдаст, СМИ не съедят. Ну, повозмущаются немного – если не боятся судебных исков «за клевету» и лишения лицензии.

Тем более, что мнение людей искусства и культуры вообще не часто звучит в средствах массовой информации. В отличие от чиновников, художники не напоминают барабаны, которые производят много шума своей пустотой. А потому - угробить театр? Запросто. Уничтожить академическую музыку? Проще простого. Тем более, что есть большие сомнения в том, что слуги народа ходят на концерты камерного хора или на театральные премьеры.

Но последнее решение украинских властей доказало, что тяга стяжательства и мелочной экономии перекрывает даже инстинкт самосохранения. В Крыму сегодня, по сути, ликвидировали горно-спасательную службу. Тем, кто вытаскивал с того света сорвавшихся скалолазов и туристов велено в свободное от спасработ время заниматься промышленным альпинизмом. Проще говоря – стричь деревья и красить здания. На хозрасчетной основе. Не получая за эту работу ни копейки к и без того скромной зарплате. Итог не заставил себя долго ждать – большинство специалистов-спасателей уволилось.

Порой мне кажется, что местное самоуправление в постсоветских странах – это собирательный спектакль по мотивам Салтыкова-Щедрина, Чехова и Гоголя. Но говорить об этом чиновникам бессмысленно: вряд ли они поймут, о чем речь. В комплексе неполноценности хуже всего то, что обычно им страдают не те, кому следовало бы.

Павел Казарин