Реквием по украинской мечте

В Киеве восьмую годовщину Майдана празднует всего лишь пара сотен человек. Жиденькая массовка, собравшаяся на поминки собственных иллюзий – лучшая иллюстрация того, что история всегда повторяется как фарс.

Бунт не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе. Майдан уже перестали считать революцией, контрреволюция победила. Но и в бунты его никто еще записать не решился. События восьмилетней давности просто перестали вспоминать.

Если бы окна Януковича выходили на главную киевскую площадь, то он мог бы лить себе бальзам на измученное президентское сердце, созерцая весь этот сюрреалистический бред. Две сотни активистов «Коалиции участников Оранжевой революции». Для полноты картины надо только, чтобы академический оркестр МВД исполнил репертуар ребят из группы «Гринджолы», чтобы довершить музыкальной эксцентрикой картину полного разгрома «оранжевого лагеря».

Рано или поздно настает время взрослеть. И один из элементов этого процесса – умение смотреть правде в глаза. Это до 2004 года «сознательные» украинцы центра и запада твердили о том, что московские наймиты не дают им строить «настоящую Украину». Теперь с этой иллюзией покончено – опыт показал, что корни неэффективности Украины кроются не в злонамеренных кознях «западной» или «восточной» закулисы. В том, что происходит в стране, виноваты жители самой страны. И неважно, в каких регионах они живут.

Жизнь не бывает кинематографически красивой. Никому здесь не суждено, победив дракона, ускакать с принцессой в закат на белом коне. Потому что там – после титров – начинаются обычные бытовые будни. Принцессу нужно где-то селить и чем-то кормить, коня - купать, сияющие доспехи натирать, да и вообще… И это урок, потому что вся история Майдана напоминала сценарий классического голливудского блокбастера. Где очнувшийся народ мирно сбрасывает дракона, отдает власть Ланселотам и почивает на лаврах. А в жизни утопия даже не стала антиутопией - потому что антиутопии эпичны, руководствуются сверхзамыслом, разве только с отрицательным знаком. На деле победило мелкотравчатое жлобство. И вот уже экс-Ланселот на деньги Дракона клеймит недавнюю возлюбленную, сидящую к тому же в застенках. После такого ни в кого верить не захочется.

Не стоит очаровываться, чтобы не пришлось разочаровываться. Главные украинские оппозиционные СМИ даже не делают уличных фоторепортажей в годовщину Майдана, предпочитая искать сладостного забвения в фотолентах восьмилетней давности. На них полная романтической целостности иллюзия: многотысячная толпа в центре столицы, надежды на лицах и флаги на плечах. Хотя, если разобраться, то в том, что страна получила прививку от иллюзий, тоже есть неоспоримое достоинство.

Святых не бывает. Равно как и не бывает справедливого и несправедливого итога – жизнь предпочитает оперировать такой категорией как «закономерность». Забавно, но Виктор Ющенко вырос на почве, подготовленной сравнительно умеренным Леонидом Кучмой. Ненасытный Виктор Янукович вырос на почве, подготовленной сознательным «национально-демократическим» Виктором Ющенко. Вопрос – кто вырастет на почве, удобряемой таким человеком как Виктор Янукович?

Нет «правильного» и «неправильного» украинца. До Майдана главным критерием гражданской сознательности в умах адекватного большинства был несложный критерий: готовность платить налоги и соблюдать законы. Вопрос того, во что ты при этом веришь, был вторичен. Майдан завершил этап создания условного водораздела между регионами страны, став его высшей точкой, и артикулировав критерии для бойцов по обе стороны идеологических баррикад. Законопослушность бизнесмена перестала быть оправданием его «русскокультурности» в глазах сторонников Виктора Ющенко.

Нельзя брать в качестве национального мифа историю поражений. Череду трагедий нельзя выдавать за главное содержание учебника истории. Голодомор, раскулачивание, неоднократно проигранная война за независимость – плохой фундамент для сооружения национально-государственного здания. К тому же «советская тирания» была довольно слабым объяснением тому, почему современный житель Украины живет хуже своего польского соседа.

Майдан выявил важную деталь: избиратель западных областей страны фактически ничем не отличается от жителя юго-востока. Оказалось, что обе половины Украины хотят только одного – не думать о настоящем. Эффективную власть они представляют как ту, что аккумулирует в руках достаточно полномочий, чтобы разобраться с врагами. И коль враги – это бюрократы и ворюги, то значит надо дать полномочия чиновникам, чтобы те навели порядок. В порочную практику такого замкнутого круга никто не хочет верить – равно как и признавать тот факт, что чиновник и коррупционер – суть одно и то же.

И все же хорошо, что это было. Хорошо, что на Украине хотя бы часть людей перестала верить в «доброго царя». Хорошо, что они же поняли, что нет ничего необратимого. Хорошо, что иллюзии освободили место для трезвого расчета и здравомыслия. И хорошо бы, чтобы все эти тезисы не оказались теперь уже моей собственной персональной иллюзией.

Павел Казарин