В условиях «средней паршивости»

Журналист Орхан Джемаль успел еще раз побывать возле воинской части в Донецке, где днем ранее он сам, его коллеги и солдатские матери попали под обстрел, при котором погиб Анатолий Клян. Но поговорить с военными так и не удалось.

Военный корреспондент Орхан Джемаль вместе с коллегами из LifeNews первым попал под обстрел в пригороде Донецка, в результате которого погиб оператор Первого канала Анатолий Клян. А им тогда повезло: они не стали сворачивать к въезду в воинскую часть и вовремя покинули автомобиль — потому, наверное, и уцелели.

- Орхан, вам уже понятно, кто виноват в том, что так все произошло?

- Конечно, виноваты так называемые «организаторы» из пресс-службы ДНР, тот самый человек с позывным «Гюрза», который, насколько я знаю, уже арестован или задержан.

Была устроена очевидная провокация. Журналистов собрали, информировали о том, что есть договоренность о добровольной сдаче этой воинской части, а на самом деле, как я понимаю теперь, никакого разговора на эту тему не было вообще.

- Но зачем при этом военным было палить куда попало? Даже если не было никаких договоренностей, разве обязательно поливать огнем все, что шевелится? Как я понимаю, вооруженные ополченцы вас не сопровождали, так кого они испугались?

- Ну, а вы представьте себе, когда среди ночи, когда вы никого не ждете, а кругом война, - какое-то движение перед частью, перед вами какие-то люди - то ли вооруженные, то ли нет — поди в темноте разберись. Очевидно, что вы откроете огонь. Так и получилось.

Вчера я "упал на хвост" группе BBC, и мы во второй половине дня поехали в эту часть. Один из "бибисишников" отправился к воротам, попросил дать комментарий, но военные говорить отказались. Все они там сейчас жутко нервные, в крайнем напряжении, но разрешили поснимать место обстрела.

- В СНБО Украины говорили, что могут гарантировать безопасность только тем журналистам, кто аккредитован СБУ. Хотя как бы они это сделали в данном случае, даже если у вас такая волшебная «корочка» есть? Обезопасить можно разве что тех, кто работает с «украинской» стороны, да и то, если держать их где-то в бункере.

- Нет, у меня нет украинской аккредитации, только дэнээровская, хотя я здесь нахожусь совершенно легально. Я сообщил в Киев, что еду сюда работать.

- А представители украинских СМИ имеют возможность освещать события на территории, контролируемой ополченцами?

- Да, украинцы тут работают. Не скажу, что тут всех пополам — с той и другой стороны, но возможность работать здесь им дают и даже как-то опекают. Вот есть тут журналисты «112 канала», они вообще выходят постоянно в прямой эфир, и, видимо, считается, что таким образом они ничего не переврут при монтаже.

- Вы неоднократно бывали в «горячих точках», есть с чем сравнивать. Как работается в Донбассе?

- Да и так, и сяк. В общем, обстановка средней паршивости. Но не так чтобы «Ужас! Ужас! Ужас!»

- Как лично вам кажется, насколько велика сейчас поддержка населением идеи независимости ДНР, отделения от Украины, необходимости продолжения военных действий?

- Появился уже некоторый скепсис, можно услышать фразы типа «Кого мы поддерживали?», «За что голосовали на референдуме?», «Все идет не так, как хотелось бы...» - все это имеет место быть. Люди вообще быстро разочаровываются, когда не видят моментальной отдачи. Хотя не бывает такого во время грандиозных исторических катаклизмов, чтобы все сразу шоколадно. В общем, есть скептики, но и есть люди, которые по-прежнему за ДНР, и их довольно много.

Интервью на этом пришлось закончить. Орхан, сказав: «Тут сейчас бой начался», - был вынужден разговор прекратить.

Беседовал Александр Кривенков