Беженцы и духовность

Высоконравственные власти РФ под разными предлогами отказывают культурно и этнически близким переселенцам с Донбасса в статусе беженца. В тлетворной Америке получить этот статус легко может даже не говорящий по-английски исламист.


© Фото Стояна Васева

Высоконравственные чиновники РФ под разными предлогами отказывают культурно и этнически близким переселенцам с Донбасса в статусе беженца. В тлетворной Америке получить этот статус легко может даже не говорящий по-английски исламист.

Я достаточно долго живу в США. Несколько лет назад, приехав в Россию, власти которой уже тогда позиционировали ее как хранительницу традиционных ценностей в противовес безнравственному Западу, я волею случая оказался в небольшой подмосковной деревушке. На ее окраине было кладбище с действующей церковью. Местные жители, не заморачиваясь поиском стройматериалов, сооружали заборы вокруг своих домов из оград заброшенных могил. От последнего такого "забора" до храма было всего две минуты ходьбы. И когда я вошел в церковь, батюшка как раз читал проповедь об "особой миссии православных".

На мой взгляд, этот эпизод имеет прямое отношение к тому, что сейчас происходит в России с украинскими беженцами: риторическая поддержка со стороны государства не сопровождается достаточной помощью этим людям.

По оценкам главы ФМС Константина Ромодановского, в Россию из более, чем 400 тыс беженцев из Украины в России, статус беженцев смогли получить лишь 10 (!) человек. Как уже писал «Росбалт», ФМС под разными предлогами склоняет беглецов из Украины к получению "временного убежища", однако даже этот статус получили всего 626 человек. Остальные сотни тысяч человек оказались в положении гастарбайтеров.

Нежелание Москвы давать людям статус беженца с циничной точки зрения легко объяснимо: ведь тогда людям власти обязаны будут предоставить хотя бы временный кров и постоянную медицинскую помощь, а главное - в этом случае беженцы смогут работать на тех же условиях, что и россияне. Все это повлечет дополнительную нагрузку на бюджет, а тратиться правительство не хочет.

Теперь посмотрим, как обстоит дело с беженцами в «бездуховной» Америке.

До приезда в США я представлял себе беженцев как немытых, предельно уставших людей, с трудом добравшихся до приютившей их страны. Как раз так и выглядит сегодня большинство беглецов из Украины. Совсем другой облик у американских беженцев - это, как правило, хорошо одетые и упитанные люди, приезжающие за очередным пособием от американских властей на хороших машинах.

Объясняется это просто. Беженец по американским законам – это отнюдь не обязательно страдалец. Это лишь человек, которому угрожает потенциальная опасность из-за его политических убеждений, национальной и сексуальной ориентации. Причем, по американским понятиям, совершенно не обязательно, чтобы опасность была смертельной. Вполне достаточно даже ничтожного процента дискриминации по этим критериям.

Так, например, аж до 2011 года статус беженца автоматически получали все евреи из бывшего СССР. Объяснялось это так: если евреев преследовали раньше, то вполне могут начать притеснять снова. Сейчас в США автоматически получают статус беженцев иракские христиане, хотя в реальности далеко не всем из них угрожала опасность.

Также вовсе не обязательно, чтобы на родине тебя подвергали физическим истязаниям или сильному моральному унижению.

Так, например, в США дают статус беженца среднеазиатским протестантам. Да, в Узбекистане и Туркмении эта группа населения, действительно, подвергается дискриминации. Но вряд ли можно говорить о том, что преследования эти очень жесткие. Как правило, местные протестанты и Свидетели Иеговы лишь штрафуются за участие в «незаконном религиозном собрании» на не слишком значительную сумму. Так, мой приятель из Узбекистана Рустам со смехом вспоминал, как в Самарканде пригласил на собрание Свидетелей Иеговы своего неверующего друга. Тому, по его выражению, «дико повезло»: именно на это богослужение нагрянули сотрудники милиции. Захватив с собой квитанции о штрафе в десять долларов за участие в «незаконном религиозном собрании», предприимчивый самаркандец немедленно отправился в США, где и получил без проблем политическое убежище.

К слову сказать, если бы беглецы с Украины, несмотря на всю нелюбовь Белого Дома к сепаратистам, оказались в США, то получили бы статус беженцев автоматически, так как четко попадают под формальные критерии беженцев. Причем, ждать бы им пришлось недолго: документы на предоставление статуса беженца даются в течение месяца.

Скрупулезное соблюдение американскими миграционными чиновниками формальных критериев получение статус беженца приносит этой стране серьезные проблемы. Так, миграционное ведомство просто не может отказать в получении статуса беженца исламским радикалам (они, правда, должны заявить, что не собираются совершать теракты на американской территории), если их действительно преследовали на их родине. Именно как беженцы и попали в США, например, устроившие теракт в Бостоне братья Царнаевы. Американская пресса долго смаковала тот факт, что прежде, чем начать мстить США, семья Царнаевых успела получить от американских властей помощь в более чем $100 тысяч. По оценкам журнала Тайм, сегодня в отрядах исламистов воюет около 3000 жителей западных стран, и большинство из них - или сами бывшие беженцы, или их дети.

Получивший статус беженца в США получает на полгода пособие в несколько сотен долларов, бесплатное жилье и медицинское пособие. И главное, ему дается гринкард (право на работу), а через пять лет он может и претендовать и на американское гражданство.

Причем, при некоторой «предприимчивости», пособие можно продлить и на долгие годы, чем и пользуются некоторые уроженцы бывшего СССР. Среди этой категории наших бывших соотечественников популярен такой анекдот. Встречаются двое иммигрантов. Один другого спрашивает: «Ты уже устроился?». «Нет, пока работаю», – отвечает «неудачник».

Независимо от того, как и кто относится к Западу, он, в отличие от России, не бросает тех, «кого приручил». Так, во время бомбардировок НАТО Косово я оказался в лагере албанских беженцев в Македонии. Буквально сразу же после того, как были поставлены палатки, в лагере был организован пункт по предоставлению статуса беженца беглецам из Косово в развитых европейских странах.

При этом заметим, что «бесчеловечный» Запад дает статус беженцев не своим соотечественникам, а иностранцам, чей стиль жизни часто совершенно чужд европейскому. То, что Россия, по крайней мере, причастна к украинской войне, вряд ли вызывает сомнения. В этой ситуации пытаться оставить без долгосрочной помощи бежавших в РФ людей, в положении которых, пусть косвенно, виноват Кремль, мягко говоря, аморально.

Зато российская пропаганда не устает повторять рассказы о зверствах бенедеровских фашистов (доходит уже и до «свидетельств» о распятых младенцах), а официальные лица рассуждают о преступлениях с элементами геноцида.

На месте американских журналистов я бы говорил не столько о преступлениях «российских оккупантов» и «террористов», сколько о том, как Россия принимает попавших в беду русских. На впечатлительных и достаточно сентиментальных американцев это бы произвело очень сильное впечатление.

Игорь Ротарь, Cан-Диего