Хмельницкая АЭС на весах политики

Один из главных вопросов, которые обсуждались в ходе поездки украинского премьера Арсения Яценюка в Вашингтон, - увеличение мощностей украинских атомных станций. Переговоры велись с представителями компании Westinghouse.


© xaec.org.ua

Как сообщила пресс-служба премьер-министра Украины Арсения Яценюка по итогам его недавнего визита в Вашингтон, один из главных вопросов, которые обсуждались в ходе поездки, - увеличение мощностей украинских атомных станций. Переговоры велись с представителями компании Westinghouse.

Речь шла, кроме обсуждения уже действующего проекта о поставках свежего ядерного топлива на украинские АЭС, также и о «новом направлении сотрудничества - повышение мощности действующих атомных энергоблоков, участие в программах модернизации и повышения безопасности украинских АЭС». Если конкретнее, то о достройке американской компанией Хмельницкой атомной станции.

Стало ясно, почему накануне своего американского турне Яценюк публично давал нагоняй двум министерствам - Минуглепрому и МИДу. Как сообщает украинский телеканал «112», больше всех досталось министру энергетики и угольной промышленности Владимиру Демчишину: «…Прошу вас завтра на решение правительства – есть согласования, нет согласования, - там разберемся, почему полтора месяца не принимается решение (о денонсации соглашения). По неотложной процедуре».

Фактически в сговоре с Россией был обвинено и МИД, который, по словам Яценюка, тоже полтора месяца препятствует отказу от соглашения, с помощью которого "Россия фактически хотела монопольно захватить несколько энергетических блоков в Украине". Оказалось, и со зрением у премьера все в порядке: «Я там вижу, - делился он своими наблюдениями, - российские "уши" - в борьбе за компанию «Энергоатом».

О какой же денонсации и какого соглашения идет речь? Вот краткое изложение предыдущих «серий».

Три года назад, то есть еще до киевской «революции», Россия и Украина подписали договор о достройке третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС. При этом российские банки готовы были тогда выделить на продвижение "ядерных" проектов (включая и строительство на украинской территории завода по изготовлению топлива для АЭС из российского обогащенного урана) около 6 млрд долларов кредитов.

Однако в разгар политического противостояния, в начале марта 2014 г., Национальный экологический центр Украины призвал новую власть отказаться от сотрудничества с Россией: "Планы строительства Украиной 3 и 4 энергоблоков Хмельницкой атомной электростанции по российским технологиям должны быть отменены. Также должны быть отменены результаты тендера на выбор реакторной установки и принятый Закон Украины о строительстве ХАЭС".

Обеспокоенные экологи указывают властям на то, что "согласно существующих украинско-российских договоренностей, российская сторона осуществляет финансирование в размере 80% от стоимости проекта, что значительно усилит долговую зависимость Украины от РФ, а также усилит давление на платежный баланс Украины". Главная причина призыва экологов к отказу сотрудничать с "Росатомом" заключалась в том, что "привлечение российского кредита, поставки российского оборудования и обеспечение российским ядерным топливом новых реакторов повысят и без того почти стопроцентную зависимость украинской ядерной энергетики от Российской Федерации". А разве это не было ясно экологам-патриотам до революции, когда Украина подписывала договор с Россией?

Дальше – больше: "Выбранная реакторная установка, - беспокоятся в украинском экологическом Центре, - не отвечает современным требованиям безопасности. Как отмечает Государственный совет по реакторной безопасности при Государственной инспекции ядерного регулирования Украины, выбранный тип реакторной установки (ВВЕР-1000/В-392) по показателям безопасности значительно уступает существующим аналогам, в частности АЕС-2006 (РФ), EPR-1500 (AREVA, Франция), AP-1000 (Westinghаus, США)".

Вот здесь и зарыта собака. Дело вовсе не в экономической составляющей договора, а в новом политическом контексте, в котором оказались Украина и Россия. Два года после подписания российско-украинского договора, при власти Виктора Януковича, экологов-патриотов все устраивало. А как только власть кардинально переменилась, экологический флюгер тоже повернулся вместе с ней. О физике реакторов здесь принимают решения на уровне политической целесообразности.

Что вообще из себя представляет Хмельницкая АЭС на Украине? Решение о ее возведении силами всех стран социалистического лагеря было принято в Москве еще в 1979 г. – на заседании приснопамятного Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). По проекту значилось четыре блока с реакторами ВВЭР-1000 общей мощностью 4000 МВт. Электричество предполагалось экспортировать восточноевропейским друзьям СССР через Польшу. Первый блок Советы сподобились возвести через год после аварии на ЧАЭС.

Второй начали строить в 1983 г. Однако в 1990-м Верховная Рада объявила мораторий на строительство новых АЭС. Правда, на Хмельницкой станции тихой сапой все же были смонтированы основные технологические узлы и подготовлен персонал для работы на втором блоке. В 2005 г. он стал работать на полную мощь. А в 2010-м Россия и Украина начали переговоры о том, что "Росатом" достроит третий и четвертый блоки.

О возможной денонсации российско-украинского соглашения по достройке третьего и четвертого блоков АЭС в декабре прошлого года объявил глава НАЭК «Энергоатом» Юрий Недашковский - во время французско-украинской «ядерной» конференции в Киеве. А уже в марте сего года Украина подписала меморандум с польской компанией Polenergia International о совместной эксплуатации Хмельницкой АЭС. В планах - введение в эксплуатацию электролинии Хмельницкая АЭС – Жешув (Польша). Деньги за отправленную полякам энергию, мечтают в «Энергоатоме», пойдут на окончание работ на двух блоках. Собственно, как и предполагалось еще в советские времена, достроенная АЭС могла бы экспортировать электричество в западные страны.

Амбициозность целей польско-украинского меморандума заключается в том, что в будущем предполагается интегрировать Хмельницкую АЭС в европейскую энергосистему. Впрочем, это называется делить шкуру неубитого медведя.

Как сообщало весной этого года украинское информагентство УНИАН, по словам Игоря Орлова, заместителя генерального директора компании "Атомпроектинжениринг", входящей в «Энергоатом», компания уже в этом году намеревалась получить разрешение правительства на достройку третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС. «Ядерный» долгострой из прошлого века украинцы собирались завершить совместно с чешской компанией Skoda.

"Сейчас готовится соответствующее распоряжение кабмина, которое разрешит нам работать по этому направлению... Ожидаем в этом месяце, максимум в следующем", — рассказывал Орлов. Речь шла о минувшем июне. Украинские атомщики надеялись, что часть финансирования откроет им чешская сторона. Стоит отметить, что Киев подписал некий меморандум с поляками, вел переговоры с чехами – о достройке Хмельницкой АЭС, имея на руках еще не расторгнутый договор с Москвой. И вот – публичный окрик премьера Яценюка на своих министров накануне поездки в США: немедленно денонсировать российско-украинский договор, как оказалось, в интересах американской компании. Выходит, кроме России, чехи (возможно, и поляки) тоже принесены в жертву сиюминутной политической целесообразности. Если с Москвой ситуация ясна, то как оправдаться из-за столь переменчивых политических шатаний перед партнерами из Европы?

Сейчас, после визита Яценюка в Вашингтон, украинская сторона в пожарном порядке готовит расторжение договора с Россией о достройке Хмельницкой АЭС. Ясно, что ни о каких новых тендерах и конкурсах речь не идет. Да и зачем? Сделка, хоть и касается атомных станций, превратилась из экономической в политическую.

Что касается экономики этой стройки, то, согласно расчетам, сотрудничество с российской стороной обошлось бы Киеву в 3,7 млрд евро, включая первую загрузку топлива на 300 млн евро. (Готовность третьего блока оценивается в 75%, четвертого – 25%.) В 2010 году американская компания Westinghouse проиграла тендер «Росатому», оценив свои услуги гораздо дороже. Из этого следует одно: сегодня дешевле точно не будет - за пять лет мировые цены и в этом секторе выросли.

Что же будет? Дорогая заокеанская «ядерная» диверсификация: деньги из США на строительство двух реакторов Хмельницкой АЭС вряд ли покинут их территорию. За гипотетически выделенные американцами Киеву миллиарды украинцев обяжут купить и смонтировать американское оборудование. И - отдать долги с процентами. Вспомнилась давняя шутка: назло кондуктору. Кажется, в этом и есть главный комический смысл требуемой Яценюком политической денонсации российско-украинского ядерного договора.

Алла Ярошинская