Век воли не видать

В Цхинвале снова стреляют: президент Кокойты поссорился с кандидатом в президенты Тедеевым. Сторонников последнего арестовывают. Границу Южной Осетии закрыли даже для россиян. Население гадает, найдет ли Москва управу на местных "политиков".

В Южной Осетии новый скандал. На сей раз Эдуард Кокойты сцепился с желающим стать президентом Дзамболатом Тедеевым. Сторонников последнего арестовывают. В Цхинвале стреляют. Границу Южной Осетии закрыли даже для россиян. Население гадает: найдет ли Москва управу на Кокойты, и наступит ли в республике относительное затишье.

Обстановка в Южной Осетии в очередной раз обострилась несколько дней назад, когда сторонники потенциального кандидата в президенты, главного тренера сборной России по вольной борьбе Дзамболата Тедеева пытались ворваться в здание Центризбиркома в Цхинвале с требованием немедленно зарегистрировать его кандидатом в президенты. Охрана здания стала стрелять в воздух. А за месяц до инцидента возле дома Тедеева был взорван автомобиль «Нива». Правоохранительные органы Южной Осетии заявили, что основной версией следствия является «самоподрыв». В то же время сторонники Тедеева не исключили, что на него готовилось покушение, ставшее рутинным методом в борьбе властей против политических оппонентов.

В итоге Тедеева кандидатом в президенты ЦИК не зарегистрировал, сославшись на закон, гласящий: желающий стать президентом Южной Осетии должен постоянно проживать в республике в течение последних 10 лет, предшествующих выборам. Тедеев и его сторонники утверждают, что ценз оседлости соблюден, и из Южной Осетии он отлучался в Россию только в командировки. Но для ЦИК эти аргументы оказались неубедительными.

На этом скандал мог быть исчерпан, если бы не традиции политико-криминальной жизни Южной Осетии: в Цхинвале начались аресты сторонников Тедеева. Говорят, что прокуратура решила «повязать» и самого несостоявшегося кандидата в президенты, но его дом усиленно охраняется оппозиционерами, которые уже попросили Москву отреагировать на самоуправство Кокойты.

Видимых шагов российские власти в этом направлении пока не предпринимали. Впрочем, они практически никогда не вмешивались в разборки между южноосетинской властью и оппозицией.

В Цхинвале, в свете последних событий, говорят, что Москва своим невмешательством намерена окончательно скомпрометировать Кокойты перед населением республики, и избавиться от него чужими руками, то есть руками самих осетин.

Что же до планов собственно Кокойты, то он, считают оппозиционеры, умышленно накаляет обстановку с тем, чтобы ввести в республике режим чрезвычайного положения, и таким образом отсрочить на неопределенный срок президентские выборы, назначенные на 13 ноября.

Не случайно, отмечают в Цхинвале, Кокойты уже обмолвился, что в Южной Осетии имеет место попытка «цветной революции». То есть, поясняют они, Кокойты упорно не хочет уходить с поста президента, хотя для него это чревато, поскольку Москва вроде уже определилась с новым первым лицом республики – главой МЧС Южной Осетии генералом Анатолием Бибиловым.

Между тем, за попытку ворваться в здание ЦИК в отношении Тедеева и его сторонников завели уголовное дело по статье «хулиганство» с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Тедеевцам грозит от трех до семи лет лишения свободы. По-видимому, этого Кокойты показалось мало, и он обвинил Тедеева еще и в подделке документов, не уточнив, каких именно. И если президента Южной Осетии не усмирят из Москвы, то Тедееву, по сумме многоборья, век воли не видать.

Правда, он может принять альтернативное предложение Кокойты (говорят, его уже передали Тедееву). То есть, просто убраться из Южной Осетии подобру-поздорову.

Но он, как и его сторонники, пока не сдаются. Они перешли к оральной атаке на власти. В частности, обвинили прокуратуру в провокациях с целью дестабилизации обстановки в республике. Оппоненты Кокойты также утверждают, что помимо ОМОНа в толпе стрелял некто в штатском с тем, чтобы спровоцировать оппозиционеров на ответную реакцию. К счастью, обошлось без жертв.

Тем временем власти Южной Осетии до окончания выборов ограничили въезд граждан России в республику. Впрочем, въезд ограничен не только для граждан РФ, но и других государств, а также лиц без гражданства. Не касается он только контингента расположенной в Южной Осетии российской военной базы, сотрудников пограничного управления ФСБ и членов их семей, лиц, занятых на восстановительных работах. Власти Южной Осетии объясняют такую меру необходимостью сохранения стабильности в республике в период президентских выборов, на участие в которых претендуют чуть ли не 30 кандидатов.

Параллельно распространилась информация, что родственники Тедеева заявили: если их в ближайшее время не впустят в Южную Осетию, они заблокируют въезд в Северную Осетию из Южной Осетии, то есть перекроют Транскавказскую магистраль. Понятно, однако, что Кокойты опасается не родственников Тедеева, а приезда большого количества его соратников и нанятых ими лиц, которые вполне могут устроить неприятности действующему президенту и иже с ним.

Словом, крошечная территория с населением в 35 тысяч человек ведет довольно бурную псевдополитическую жизнь, замешанную на криминальных и межклановых разборках. По существу в их основе лежит борьба за близость к российской власти, то есть к «кормушке», финансовые и иные ресурсы которой в Южной Осетии, как правило, прикарманиваются. Ну и, разумеется, борьба за влияние в, мягко говоря, неформальных структурах Северного Кавказа.

Собственно, регион этот традиционно грешит разделом подобных сфер влияния со всеми вытекающими. Многие от такого «счастья» из Южной Осетии уехали. А те, кто остался, или бегают с автоматами, или гадают, как уехать, куда, и на какие шиши.

Андрей Николаев