Странности антифашизма в России

Заявление зампреда организации «Мир без нацизма» Валерия Энгеля о том, что сталинизму и коммунизму нужен "второй Нюрнберг", вызвало скандал, вышедший далеко за рамки правозащитного движения России. И поставило ребром вопрос о его целях.

Публичное заявление зампреда организации «Мир без нацизма» Валерия Энгеля о том, что «сталинизму и коммунизму» нужен "второй Нюрнберг", вызвало скандал, вышедший далеко за рамки правозащитного комьюнити. И поставило ребром вопрос о целях антифашистского движения в РФ.

Напомним, кандидат исторических наук и предприниматель Валерий Энгель, постоянно проживающий в Латвии, заявил об этом в середине сентября, отвечая на вопросы ведущего программы "Вопрос с пристрастием" на латвийском русскоязычном телеканале. И все бы ничего, но международное правозащитное движение "Мир без нацизма" (МБН), от лица которого г-н Энгель имел честь выступать, является получателем грантов МИД РФ, который последовательно борется с попытками уравнять СССР с Третьим Рейхом. А возглавляет это движение российский сенатор Борис Шпигель.

Реакция последовала незамедлительно. Борис Шпигель открестился от слов своего зама. «В нашей работе мы неоднократно сталкивались с попытками уравнять Сталина и Гитлера, Советский Союз и нацистскую Германию. Делается это только с одной целью - пересмотреть итоги Второй мировой войны, упразднить механизмы, не позволяющие снова возродиться нацизму и фашизму в Европе», - пишет Шпигель на официальном сайте МБН. По словам сенатора, в преддверии международной ассамблеи в Страсбурге движение расценивает подобные заявления как провокации, рассчитанные на срыв этого важного для правозащитников события.

Коллега Энгеля по МБН Максим Рева высказался резче. «Я в своей антифашистской борьбе неоднократно сталкивался с попытками уравнять Сталина и Гитлера, Советский Союз и нацистскую Германию. Делается это только с одной целью — ослабить внешнеполитические позиции России, идеологически усилив на её границах антироссийские и националистические государства. Положение русскоязычного населения в Прибалтике оправдывается мифом об оккупации, героизация нацистских преступников — утверждением об их борьбе с коммунизмом как ещё большим злом, чем нацизм», - пишет Рева.  По его словам, если из уст руководства МБН будут исходить те же слова, что и от ревизионистов, эффективность работы «Мира без нацизма» будет стремиться к нулю.

«Видите ли, уважаемый Валерий Викторович, - обращается к Энгелю латвийский психолог Виктор Ёлкин, - если осуждать сталинизм за массовый террор, то справедливости ради придется осудить почти все так называемые западные демократии. Американцев - за депортацию и помещение в концлагеря в 1942 г. сотен тысяч японцев, проживавших в США, а затем, в 1945 г. стерших с лица земли два японских города вместе с многотысячным населением. Британцев, ковровыми бомбардировками сжигавших Дрезден и его жителей - в то время как советские солдаты и разведчики жертвовали своими жизнями ради спасения Кракова. Да и другие участники тех событий, гуманностью, как известно, не страдали. Нюрнберг был нацелен на осуждение преступлений нацизма,  а не насилия как такового».

Сам Валерий Энгель называет информацию в СМИ о его заявлении клеветнической. Но из песни слов не выкинешь: видеозапись программы с его участием широко доступна в Интернете. Исключением это, впрочем, не является: подобные заявления звучат из уст российских правозащитников постоянно. Напомним, что к «десталинизации» призывал глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, а поведение молодёжи из «Антифа» мало чем отличается от поведения их идеологических соперников. Так что выступление г-на Энгеля выглядит пикантным только в свете сотрудничества МБН с российскими госструктурами. Тем не менее, скандал в очередной раз поставил вопрос относительно сущности и целей российского правозащитного движения в целом.

Ответы на этот вопрос высказывались уже не раз. В частности, политолог Михаил Делягин напоминает, что российские правозащитники действуют, главным образом, внутри либерального дискурса и склонны обслуживать интересы глобальных корпораций в ущерб национальным интересам. На это же указывает декан Социологического факультета МГУ Владимир Добреньков. По мнению российского и израильского писателя, историка и политолога Льва Вершинина, профессиональные правозащитники объективно протягивают руку «коричневым», предлагая последним союз против всего «красного». Он полагает, что шельмование коммунизма – инструмент демонизации России как таковой, с последующим выдвижением требований материальной компенсации и оправданием территориальных претензий.

На этот счет, кстати, среди российских экспертов и политиков есть широкий консенсус. Да и удивительно, если бы его не было - учитывая неоднократно звучавшие в Прибалтике территориальные претензии и требования компенсации за «советскую оккупацию».  В этом же контексте стоит рассматривать и кампанию по осуждению «пакта Молотова-Риббентропа», то затухающую, то снова вспыхивающую в Молдове, на Украине и в сопредельных странах Европы. Когда российские правозащитники либерального толка (а таковых, напомним, подавляющее большинство) присоединяются к этой кампании, они, вольно или нет, обслуживают румынско-польский Drang nach Osten - в сторону присоединения Бессарабии, Буковины и «Восточных Кресов».

Итогом такой парадоксальной деятельности российских антифашистов могут стать не только триллионные счета за «оккупацию» от соседей, но и очередной передел границ в Восточной Европе. А Россия рискует потерять победу в Великой Отечественной войне как нравственный и воспитательный капитал.

Дмитрий Раневский