Молдова махнула рукой на Приднестровье?

В Кишиневе, как будто бы, отказались от идеи вхождения в Румынию вместе с Приднестровьем. Так можно истолковать укрепление границы на фоне царящих в Молдове унионизма и русофобии. Но не все так просто.

В Кишиневе, как будто, отказались от идеи вхождения в Румынию вместе с Приднестровьем. Так можно истолковать укрепление границы на фоне царящих в Молдове унионизма и русофобии. Но не все так просто.

Правительство Молдовы объявило, что на молдо-приднестровской границе будут установлены посты с целью учета передвижений граждан. Де-юре это будут посты миграционной службы. Де-факто – пограничные.

Это логично, если исходить из постепенного обустройства границы: посты таможни Молдовы, именуемые временными, стоят на границе с ПМР уже несколько лет. Встревожились молдовские коммунисты: они хотят вернуть себе власть с помощью приднестровского электората, который, по их мнению, если вновь подчинить Тирасполь Кишиневу, то приднестровцы от безвыходности раз за разом станут отдавать им свои голоса. Партии правящего в Молдове прорумынского «Альянса за европейскую интеграцию» эта проблема не слишком волнует: они знают, что уж за них-то приднестровцы точно голосовать не будут.

В самом Приднестровье опасаются, что посты усилят давление на граждан ПМР с российскими и украинскими паспортами, от которым могут затребовать молдовский вид на жительство. Кишинев это опровергает, заявляя, что постоянно проживающих в ПМР людей это не коснется. Учитывая, что до сих пор за любыми односторонними уступками Тирасполя следовали только новые притязания со стороны Кишинева, приднестровцы этим заверениям не верят.

Решение Кишинева – это, разумеется, давление. Это также стремление не допустить прибытия в ПМР представителей России и Украины, желающих поддержать приднестровцев теми или иными способами. Проще говоря, изолировать республику.

Но, в то же время, посты, объективно выполняющие роль пограничных, означают понимание скорого и весьма вероятного официального «развода» между ПМР и РМ. Молдова готовится к решительному переходу в сферу влияния Европейского Союза. Так, осенью 2013 года (или несколько позже) ожидается подписание соглашений между Брюсселем и Кишиневом: о безвизовом или облегченном визовом режиме; о зоне торговли; об ассоциативных отношениях.

Приднестровье в ЕС не идет. Никаких интеграционных проектов с враждебной ему Румынией рассматривать не собирается. Поэтому указанные соглашения на территорию ПМР распространяться не будут. В такой ситуации на Приднестровье может начаться сильное давление Молдовы, Румынии и Запада, включая различные санкции. Это тоже объяснимо: везде, где устанавливается граница ЕС с иными странами, вводится визовый режим, а также возникают экономические барьеры в виде налогов и пошлин. Молдову как самостоятельное государство в ЕС, разумеется, никто принимать не собирается. Но, даже оказавшись под контролем Евросоюза через зону торговли и ассоциативные отношения, Кишинев уже обязан будет отгородиться от территорий, которые окажутся за пределами данного проекта.

Приднестровье – тот самый случай. Брюссель непременно пожелает взять под контроль восточную границу РМ. Реально на востоке Молдова граничит с ПМР. Выставить официальные молдовские пограничные посты – это значит признать Приднестровье. Выставить миграционщиков – значит формально обойтись без такого признания, но саму границу закрыть на замок.

Впрочем, окончательный развод между ПМР и РМ – дело нелегкое. У каждой из сторон есть свои анклавы, не позволяющие сторонам почти четвертьвекового конфликта размежеваться по Днестру.

У ПМР на Правобережье Днестра есть город Бендеры и несколько сел. В черте Бендер существует село Варница, которое контролируется Молдовой. За Варницей, на отшибе, расположен микрорайон Северный, над которым реет красно-зеленый стяг ПМР. Молдова стремится взять Северный под контроль. Нередко приднестровских милиционеров, направляющихся в Северный на службу, пытаются туда не пропустить.

В свою очередь, несколько левобережных сел Дубоссарского района управляются под сенью молдовского, скопированного с румынского, красно-желто-синего триколора.

Если ПМР и РМ прекратят переговоры и окончательно разойдутся, не исключены конфликты и даже столкновения с целью «спрямить» границу по Днестру. А именно такой граница была в 1918-1940 годах, когда по правую сторону реки находилась оккупированная Румынией Бессарабия, а по левую располагался СССР. Вряд ли при глобальном геополитическом размежевании статус-кво удастся сохранить без серьезной конфронтации.

Андрей Сафонов