Грузия виновата? Не может быть

Новость о том, что премьер Грузии назвал действия своей страны в войне 2008 года «неадекватными», вызвала истерику среди российских фанов Саакашвили. Но бог с ними. Слово сказано - попытаемся понять, зачем.

Новость о том, что премьер Грузии назвал действия своей страны в войне 2008 года «неадекватной авантюрой», вызвала настоящую истерику в московском либеральном лагере. Российские фанаты «Мишико», для которых невыносима сама мысль, что в чем-либо может быть виновата не Россия, называют Иванишвили «засланным казачком» и оплакивают «грузинское чудо». Но бог с ними. Птичка вылетела - попытаемся понять, куда и зачем.

На уходящей неделе министр юстиции Грузии Тея Целукиани сообщила, что президента Михаила Саакашвили и других бывших высокопоставленных чиновников могут допросить по событиям августовской войны 2008 года.

Оппоненты новой власти тут же напомнили, что международные эксперты во главе с швейцарским дипломатом Хайди Тальявини уже расследовали причины и ход войны. Нюансы военных действий и предшествующей им ситуации досконально изучила и парламентская комиссия Грузии. Так что, заявили сторонники Саакашвили, инсинуации новых властей на тему войны, а, тем более, идея допроса президента, носят характер политических преследований с целью угодить России.

Сам Саакашвили отказался сотрудничать со следствием. «Я, как гражданин и президент Грузии, ни на секунду не буду сотрудничать с этим антигосударственным  следствием, конечной целью которого является подрыв государственности Грузии. Оно прямо направлено против нашей территориальной целостности и на доведение задач нашего врага до конца», - пояснил он.

По его словам, кроме Владимира Путина и Уго Чавеса никто не утверждал, что Грузия виновна в разжигании войны – это сделал только Иванишвили, в то время как Россия на всех международных уровнях «была выведена интервентом и агрессором против Грузии».

По его мнению, вина его состоит в том, что Грузия оказала сопротивление противнику, не подписало капитулянтское соглашение, провела на собственной территории «спецоперацию против сепаратистов» и не отказалась от интеграции в НАТО. Вот за это его желают судить и Путин, и новые власти Грузии. Такая политика, подозревает грузинский президент, обернется очередной советизацией его страны.

Но рассмотрим и мотивацию действующей грузинской власти. По словам Цулукиани, грузинские граждане, неправительственные организации из разных стран информируют о том, что во время августовской войны «различные лица разной этнической принадлежности и находившиеся на различных должностях, совершили, предположительно, преступления против человечества, или иные преступления, которые могут быть квалифицированы, как военные».

Соответствующая информация представлена ими и в Гаагский суд. Как подчеркнула глава минюста, обязанностью властей Грузии является не доведение этих дел до рассмотрения международным трибуналом. «Наши проблемы мы должны решить сами. Моя цель и цель главного прокурора – самим расследовать военные события. Если мы этого не сумеем сделать, мы будем вынуждены подчиниться Гаагскому процессу, и это дело перейдет в режим рассмотрения на международном уровне. Не думаю, чтобы это было желательно для грузинского народа», - пояснила она.

Цулукиани «утешила» Саакашвили тем, что к тому времени, когда ему придется давать показания, он уже может не быть президентом Грузии. Его полномочия истекают осенью текущего года, а баллотироваться на третий срок ему не позволяет местная Конституция.

Иванишвили тоже «подсластил»  пилюлю. Он начал с того, что «общество должно проявить максимальную культуру в отношении президента, но допрос его в судебном порядке не является бескультурьем», и что Саакашвили должен отнестись к этому «с пониманием». Тема войны, сказал премьер, «окутана туманом - это мнение международного сообщества и Гаагского суда». Он также выразил уверенность в том, что допрос президента не отразится негативно на международном имидже страны.

Далее высказывания Иванишвили стали более конкретными:  «Я считаю, что наша власть (бывшая – прим. ред.) во главе с президентом поступила в той ситуации неадекватно, начав военные действия до того, как Россия пересекла границы (Грузии – прим. ред.)». По его мнению, для предотвращения войны следовало пригласить международных наблюдателей, эвакуировать людей из сел, граничащих с Южной Осетией, и ввести туда войсковые подразделения.

Что же до теории оккупации Россией Абхазии и Южной Осетии, «не было бы войны – не было бы и оккупированных территорий».  Он еще раз подчеркнул, что у Грузии есть «очень большое желание урегулировать отношения с Россией, и для этого есть очень простые механизмы, которые не нанесут вреда нашей стране».

Впрочем,  как выглядят эти механизмы, он не уточнил. Зато сообщил, что усилия новых грузинских властей по урегулированию с Россией вызывают возмущение прежних властей. Но, в принципе, это ничего не значит: «… урегулирование состоится», а «потерянные территории будут возвращены шаг за шагом».

Москва, надо сказать, оценила позиции грузинского премьера. «Нам импонирует прагматизм, с которым правительство Бидзины Иванишвили подходит к отношениям», - сказал накануне глава российского МИД Сергей Лавров телеканалу RTVi.

Он особо остановился на активности научных кругов и представителей культуры: в Тбилиси на различные конференции ездят российские политологи и ученые, а в Москву – грузинские артисты. «Я только приветствую это, потому что народы все равно должны помнить, как они жили вместе, дружили. Думаю, что эта дружба никуда не исчезла, хотя очень серьезное испытание проходит сейчас», - сообщил Лавров.

Он также напомнил, что грузино-российское сотрудничество в области энергетики никогда не прерывалось, в Грузии работает российский бизнес, и вообще Россия всегда хотела дружить и сотрудничать с грузинами.

Так что, «Если бы не авантюра августа 2008 года, думаю, мы смогли бы достаточно серьезно продвинуться в этом направлении. Отношения постоянно «напрягались» Михаилом Саакашвили. Он внес, я считаю, разрушительный вклад в души и умы многих молодых грузин. Он последовательно проводил линию на «вымарывание» из повседневной жизни людей русского языка, русской культуры и памяти об исторических узах, связывающих наши страны».

Словом, вышло так, что грузино-российские отношения испортил только Саакашвили, а до него на этом поле царила сплошная безоблачность, хотя это далеко не так: если не углубляться в события 90-х годов прошлого столетия, отношения изменились в перестроечный период, когда Грузия активно стала требовать независимости.

Но вернемся к упомянутой выше Хайди Тальявини и ее докладу по августовской войне, занявшему 100 страниц и 30 экспертов по юриспруденции, военным и дипломатическим вопросам. Вывод они сделали такой: в войне в равной степени виновны Грузия и Россия. В нем подчеркивается, что собственно военные действия против Южной Осетии начала Грузия, но большую долю ответственности несет и Россия, поскольку она до начала военных действий вела агрессивную политику против Грузии, а затем, когда началась война, ответила на нее непропорциональной силой.

В чем заключалась агрессивная политика и где граница между пропорциональной и непропорциональной силами, правда, не совсем понятно.

Отметим, что доклад не содержит политических рекомендаций, и ограничивается причинами и хронологией конфликта. Нельзя сказать, чтобы выводы, сделанные в нем, удовлетворили Россию и Грузию. Обе стороны, в поисках контраргументов для противной стороны, частенько прибегают к нему, однако не без вольной интерпретации в собственную пользу.

Без интерпретаций военных событий вряд ли обойдется и сейчас, когда за расследование малых и больших военных нюансов взялись новые власти Грузии в лице Главной прокуратуры. Как сообщил сегодня Главный прокурор Арчил Кбилашвили, в этой структуре создается следственная группа. «Мы должны в правовом аспекте изучить, имели ли место военные преступления. Изучений другого типа, скажем, политиков в парламенте, мы не коснемся», - сказал он.

Но все же, политическую подоплеку в расследовании полностью исключить нельзя, равно как игнорировать подозрения о причастности конкретных лиц к военным преступлениям. Кроме того, сейчас трудно сказать, что подразумевает Иванишвили под «неадекватностью» прежней грузинской власти в военный период, и вообще кому и каким боком она аукнется.

Что же касается российских симпатизантов Михаила Николозовича Саакашвили, то очевидно, что их разочарование в Грузии кажется несколько преждевременным. Судя по риторике новых властей, ее жесткая ориентация на Запад не подвергнется корректировке. А что до возвращения Боржоми, фруктов и вина в РФ – так ведь она последние 20 лет только и делала, что субсидировала враждебную политику своих соседей. В общем, ничего нового.

Андрей Николаев