Нужны ли РПЦ подвижники?

Из-за травли со стороны местных властей и РПЦ Казахстан покидает один из самых ярких православных священников республики - отец Софроний, создавший уникальный приют для детей и престарелых. Приют отобрали.


© Андрей Щербаков

Один из самых известных казахстанских священнослужителей отец Софроний (Петр Евтихеев), своими руками создавший детский приют и дом престарелых на месте разрушенного большевиками православного монастыря, вынужден покинуть Казахстан. Очевидно, что подвижник попросту не выдержал травли местных властей, действующих при поддержке руководства РПЦ в Казахстане.

Андрей Щербаков

Конфликт священника с местными властями начался около года назад. «Все началось после того, как приют стал расширяться: мы построили новые здания, открыли дом престарелых, — рассказывал отец Софроний. — И с минувшей осени в приход регулярно стали проходить проверки — из прокуратуры, отдела образования, санэпидемслужбы. Мне казалось, что они ищут причину, чтобы закрыть приют».

Вслед за этим священника с российским паспортом попытались выдворить из страны. Попытку предприняла местная миграционная полиция, обратившаяся с соответствующим иском в суд. Отца Софрония обвинили в том, что он, не имея якобы вида на жительство в Казахстане, допускал различные административные правонарушения.

Андрей Щербаков

В июле Илийский районный суд Алматинской области, рассмотрев иск полиции, решил его удовлетворить. Священник, по решению суда, должен был покинуть страну в течение десяти дней. Впрочем, до депортации дело не дошло. Основатель приюта подал апелляцию, и его выдворение было приостановлено. В поддержку отца Софрония тогда выступили представители общественности, христианские организации, а также Союз мусульман Казахстана. В октябре областной суд, рассмотрев решение первой инстанции, согласился его отменить.

Андрей Щербаков

Атаки на приют между тем продолжались. С очередным иском выступил районный отдел образования. Чиновники потребовали, чтобы все дети, содержащиеся в приюте, были оттуда изъяты. Организаторов приюта обвинили в том, что «воспитанники находятся без соответствующего решения местного исполнительного органа». Между тем по местному законодательству под юрисдикцию районного отдела образования могут подойти только 18 воспитанников приюта, как дети сироты или оставшиеся без попечения родителей.

Андрей Щербаков

Судя по всему, отца Софрония ожидали долгие новые судебные заседания, однако, неожиданно в этой истории наступила непредсказуемая развязка. Руководство РПЦ в Казахстане попросту отстранила отца Софрония от должности настоятеля Свято-Сергиевского прихода, и созданного при нем детского приюта «Радонеж» и дома престарелых. Поздним вечером в пятницу было проведено келейное заседание местного акимата (горсовета) совместно с митрополитом Александром - без участия общественности и прессы, пристально следившими за конфликтом. А уже в воскресенье приют был взят штурмом представителями епархии, кабинеты опечатаны, документация и печати изъяты, была выставлена новая охрана. Детям было объявлено, что о. Софроний якобы от них отрекся и покидает приют. Священнику епархией было предложено служение в г. Астане, однако он от него отказался и заявил, что вынужден уехать в Россию.

Андрей Щербаков

«Попрана справедливость. Человек, монах, который в пустыне, на месте поруганного храма и убитых детей и монахинь воздвиг прибежище (132 ребенка всех возрастов и 120 бездомных стариков) для сирых и брошенных, старых и немощных, воздвиг упорным, тяжелейшим трудом – умножен на ноль. Кем? Чиновным духовенством и местной властью при гробовом молчании посольства России», - заявил «Росбалту» защищавший священника алма-атинский журналист Андрей Щербаков.

По мнению правозащитника, причина конфликта проста. «Отец Софроний – человек необычный, подвижник, а РПЦ, превратившаяся в бюрократическую структуру, не всегда любит таких людей. Отец Софроний –  белая ворона, как для местных властей, так и для представителей церкви».

«Разрушена обитель милосердия, которой гордились все казахстанцы – вне зависимости от национальности и конфессиональной принадлежности, – продолжает журналист. - Это была объединяющая всех идея, наглядный пример общественного согласия в действии. Детям нанесена глубокая психологическая травм: они называли священника своим отцом. В корпусе у стариков дежурят врачи: начались приступы, связанные со стрессом перемен и, возможно, в предчувствии фатальной  участи. Кроме того, своими действиями епархия с мелкопоместным чиновничеством нанесли непоправимый вред межгосударственным отношениям России и Казахстана, о масштабах которого не могли даже мечтать национал-радикалы по обе стороны границы», - считает Андрей Щербаков.

Игорь Ротарь, фото Андрея Щербакова

Перейти на страницу автора