Средняя Азия - мечта секс-туриста

В Таджикистане полицией задержано более 500 проституток, но это не поможет искоренить проблему. Обнищание населения в регионе привело к тому, что по «изысканности» и дешевизне местная секс-индустрия может соперничать с Юго-Восточной Азией.


© Фото Екатерины Смирновой

Местные и международные правозащитники обратились к министру внутренних дел Таджикистана Рамазону Рахимзода с открытым письмом, в котором выразили возмущения облавами  на проституток. Как говорится в письме, в результате рейдов с 6 по 10 июня в органы внутренних дел были доставлены более 500 женщин.  Их сфотографировали и заставили пройти медицинское обследование, выявляющее венерические заболевания. По мнению правозащитников,  нужно  не подвергать преследованию работниц древнейшей профессии, а уничтожить основную причину проституции – крайнюю бедность.

С одной стороны, заявление правозащитников отдает откровенным ханжеством. С проституцией не менее рьяно борются и в некоторых демократических странах Запада. Причем там считается, что закон нарушает не только проститутка, но и тот, кто пользуется ее услугами. В США каждая десятая жрица любви — переодетый полицейский, а  в некоторых американских городах решили бороться с любителями платной любви достаточно оригинальным методом: у них конфискуются на несколько месяцев автомобили, рассматриваемые как "орудие преступления".

Однако вне зависимости от того, возмущаться или нет борьбой таджикской полиции с представительницами древнейшей профессии, проституция в Таджикистане, впрочем, как и в других среднеазиатских странах,  достигла просто огромных масштабов, и по «изысканности» и дешевизне услуг может с успехом соперничать с такими «корифеями» этой индустрии, как страны Юго-Восточной Азии.

Причина этого явления, действительно, в крайней бедности. За исключением относительно богатого Казахстана, даже в столицах среднеазиатских стран трудно найти работу с зарплатой выше ста долларов, и женщины «продают  себя» отнюдь не из любви к шикарной жизни - для многих из них это единственный способ прокормить своих детей.

При этом цены на услуги просто бросовые. Так, в Ташкенте, Душанбе и Бишкеке секс на час стоит около 20 долларов, а в провинции в несколько раз меньше. Уровень «качества» такой, что ему могут позавидовать и тайские профессионалки. В бишкекских газетах, например,  можно прочесть объявления такого содержания: "Посмотреть лесбийскую любовь, а затем и самому присоединиться к двум очаровательным подружкам. Это удовольствие можно получить всего за 1500 сом (около $40 – прим. авт.) ". Даже по стилю бишкекские бордели напоминают тайские: клиент сидит за чашкой кофе в кресле, выбирая среди танцующих перед ним полуголых красавиц.

В Ташкенте же к предоставлению сексуальных услуг подошли еще более творчески. Здесь гость города может без труда оплатить «временную жену», в услуги которой входит не только секс, но и совместное проживание (вкусная экзотическая еда включена).

Однако если в Киргизии с проституцией власти  и  не пытаются бороться, то в Узбекистане и Таджикистане облавы на «ночных бабочек» стали заурядным явлением. Причем,  таджикский метод «наказания» с помощью медицинского обследования не является изобретением местных полицейских: они лишь переняли опыт узбекских коллег. Но при этом создается впечатление, что это не более чем еще один способ обогащения  местных стражей порядка. Как говорят знающие люди, «договориться» можно всегда – вопрос лишь в цене.

Так, например, в одном из дорогих ташкентских отелей, где останавливаются иностранцы – в основном американские военные, отдыхающие после ратных подвигов в Афганистане, путаны сидят в местном баре совершенно в открытую, и полиция их не трогает. Однако цены по местным меркам здесь просто бешеные – около 100 долларов в час. Более того, на одной из дорогих дискотек для иностранцев мне даже удалось увидеть местных трансвеститов, пришедших сюда явно не для развлечений. Как доверительно объяснила мне охрана: в Узбекистане можно все, только надо платить.

Итак, вряд ли можно сомневаться, что борьба за нравственность, начатая в Таджикистане, не принесет никаких результатов. В крайнем случае это лишь приведет к повышению цен сексуальных услуг – проституткам придется включать в стоимость «налог» полиции.

Поэтому многие западные либералы считают, что с проституцией в  Средней Азии нужно не бороться, а лишь сделать ее максимально безопасной. Так, на Юге Киргизии, по крайней мере несколько лет назад, работали западные НПО, просвещавшие местных жриц любви, как избежать венерических заболеваний. Причем в качестве «инструкторов» западные энтузиасты  брали на работу тех же  проституток. Подобное «просвещение» вызывало  крайнее недовольство местных «исламских радикалов», а в авторитарных Таджикистане и Узбекистане такие вольности были, конечно, невозможны в принципе.

В общем, можно бороться со среднеазиатскими проститутками, а можно, напротив, с ними «сотрудничать», но и то и другое абсолютно бессмысленно.

Игорь Ротарь

Перейти на страницу автора