На границе турки ходят хмуро

От чего зависит открытие армяно-турецкой границы, и почему ему придают такое большое значение во всем мире? Кто принуждает Анкару к сближению с Ереваном, и кто выиграет или проиграет от этого?

Замок, повешенный Анкарой на армяно-турецкую границу в 1993 году после событий, связанных с Нагорным Карабахом,  может быть снят осенью – ближе к столетней дате геноцида армян в Османской Империи. Эта информация, распространенная турецким изданием Taraf, вызвала серьезный ажиотаж не только в Армении, Азербайджане и Турции, но и в мировых политических и экспертных кругах. И хотя министерство иностранных дел Турции опровергло сообщение о предстоящем открытии погранично-пропускного пункта Алиджан на границе с Арменией, разговоры о «серьезности» намерений турецкой стороны не прекращаются.

В качестве аргумента в пользу открытия границы издание приводит тот факт, что с 2012 года на турецкой территории идут работы по приведению пункта Алиджан в рабочее состояние – он оснащается необходимым оборудованием, а ведущую к нему дорогу полностью отремонтировали. Стороной, побуждающей Турцию к открытию границы с Арменией, названы США.
Понятно, что открытие границы стало бы шагом к нормализации армяно-турецких отношений. Но – уже вторым, поскольку премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган  в канун 99-й годовщины геноцида направил соболезнования потомкам армян, погибших  в начале прошлого века.

Правда, события вековой давности не были обозначены им как геноцид, и речь шла всего лишь о «трагических событиях». Однако некоторые эксперты соболезнование Эрдогана приравняли чуть ли не к устному признанию им факта геноцида. Более того, они ожидают, что Эрдоган приедет в будущем году в Армению и примет участие в мероприятиях по поводу столетия трагедии.

Напомним, что геноцид армян в Османской империи признан многими странами, в том числе европейскими и большинством штатов США. Дипломатические отношения между Арменией и Турцией отсутствуют - последняя фактически держит соседнюю страну в блокаде. С этой, то есть экономической точки зрения  открытие границы, которую с армянской стороны охраняют российские пограничники, весьма актуально для Еревана. Но для Турции большого экономического эффекта не предвидится: армянский рынок слишком мал для нее. Однако открытие границы носит большую политическую нагрузку не только для Турции и Армении, но и для других стран, и особенно для Азербайджана.

Собственно, из-за него, точнее, из-за карабахских событий и оккупации Арменией азербайджанских территорий, Анкара границу закрыла: ведь с Баку ее связывают более чем близкие отношения. Из этого вроде бы следует, что пока карабахская проблема не будет решена в пользу Азербайджана, турки границу не откроют. Таким образом, можно предполагать, что либо вокруг карабахской проблематики началось некоторое шевеление по урегулированию, либо граница может быть открыта только для граждан, а не экономической деятельности. Но этот жест все равно зачтется Анкаре в плюс.

При этом турецкие власти вправе будут вспомнить, что главы МИД Армении и Турции в 2009 году подписали два протокола об установлении дипотношений и о развитии двусторонних отношений, но армянский президент Серж Саргсян распорядился приостановить процесс ратификации этих документов. На том «потепление» между сторонами и заглохло. Впрочем, и в самой Турции было достаточно противников ратификации армяно-турецких соглашений.

Но, видимо, не только Запад, но и сама Турция все больше интересуется открытием границы. Во-первых, оно будет означать некоторое сближение Еревана и Анкары, что еще больше укрепит позиции последней на Южном Кавказе. Во-вторых, у Евросоюза, настаивающего, как и США, на открытии границы, больше не будет причин упрекать Турцию в блокаде Армении. И, что главное для Вашингтона и Брюсселя, расширение турецкого присутствия в Закавказье может ослабить доминирование России в этом регионе.

Вообще же идея открытия армяно-турецкой границы считается американским проектом, позволяющим оторвать Армению от России и связать ее с Западом посредством Турции. Но, если говорить о текущем моменте, американцы несколько запоздали – Армения, вероятно, все же вступит в Евразийский экономический союз и останется членом ОДКБ.
 
Что же касается Турции, она десятилетиями топчется у закрытой двери Евросоюза, и турецкие эксперты все чаще стали поговаривать о возможности евразийской интеграции страны. Кроме того, нынешние власти страны серьезно опасаются «цветного» переворота, навязанного стране извне – с Запада.

С другой стороны, открытие армяно-турецкой границы небезынтересно российскому бизнесу, контролирующему, по разным данным, от 70 до 80 процентов рентабельного сектора армянской экономики: с открытием границы он получит дополнительную возможность расширения – то есть географически прямого и логистически дешевого выхода на турецкий рынок. Желает открытия границы и армянский бизнес. И вообще в Армении сейчас нет непримиримого отношения к туркам – армяне даже ездят в Турцию на заработки. Хотя это не означает, что между сторонами отсутствуют настороженность и недоверие: историческая память делает свое дело.

Как сказал Vesti.Az доктор политологии Стамбульского университета Халдун Ялчынкайа, в случае открытия границы Турция и Армения получат взаимовыгодные торговые возможности.  «Речь идет о миллиардах долларов», - отметил он. Но, подчеркнул эксперт, «… без урегулирования вопросов относительно событий 1915 года и Карабахского конфликта говорить об открытии границ было бы верхом безумия». По его словам, «Турция готова открыть границы, но готова ли Армения решить эти вопросы?».

Вообще же в Азербайджане практически никто не сомневается в том, что без урегулирования карабахской проблемы Турция границу с Арменией не откроет. «Граница между Турцией и Арменией закрылась после армянской оккупации Карабаха, и до устранения этой проблемы открыть эту дверь, даже если правительство правящей «Партии справедливости и развития» этого захочет, не получится. Не получится потому, что турецкий народ находится рядом с Азербайджаном в этом вопросе, и такое возможное решение со стороны правящей партии столкнется с решительным противодействием. Этого не позволит турецкий народ», - подтвердил в интервью Day. Az депутат Великого национального собрания Турции, член Конституционного комитета Али Озгюндиз.

Впрочем, 10 августа в Турции состоятся президентские выборы, в которых будет участвовать и нынешний премьер страны Эрдоган. Прогнозировать их итоги пока сложно, но и от них тоже будет зависеть судьба «политической границы» между Турцией и Арменией. Могут произойти и другие весьма интересные события, если к власти в «Старой  Европе» придут ультраправые силы, выступающие против членства Турции в ЕС.  Они во многом определят внешнеполитические ориентиры Турции, в которых вопрос о границе может стать еще более актуальным, а тяготение Турции к евразийскому пространству – более выраженным.

Ирина Джорбенадзе