Афганская перезагрузка

Уход американских военных из Афганистана, очевидно, повлечет за собой перезагрузку в отношениях между исламской республикой и Россией. А также, возможно, позволит более эффективно бороться с афганским наркотрафиком.


© Игорь Ротарь, фото из личного Архива

В самом конце  октября состоялась официальная церемония завершения военного присутствия США и НАТО в Афганистане. Достигнутые немногим ранее между этими тремя сторонами  договоренности утвердили новый порядок взаимодействия в области обороны и безопасности и регламентируют сроки нахождения натовских военнослужащих на афганской территории. Для помощи афганским силовым структурам на данный момент в стране остаются около 10 тысяч американских солдат. Предполагается, что их количество будет сокращаться, и к концу 2016 года они полностью покинут исламскую республику.

Для Российской Федерации последствия вывода натовского контингента представляются весьма неоднозначными. Как отмечал еще в февральском интервью «Росбалту» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар, вывод войск коалиции заставит искать страны Центральной Азии (а значит и РФ) новые механизмы поддержания региональной безопасности.

6 ноября президент Владимир Путин заявил, что Россия и ОДКБ  «готовы подставить нашим афганским друзьям плечо, чтобы ситуация стала стабильной, и имела перспективы развития», однако,  не уточнив при этом в какой именно форме. Спустя несколько дней, генсек НАТО Йенс Столтенберг прокомментировал слова российского президента, подчеркнув, что организация одобряет участие России в деятельности по поддержанию стабильности, независимости и демократического развития ИРА.

Можно предположить, что слова главы российского государства есть своеобразный намек на подготовку развития российско-афганских отношений в новом формате с учетом вывода сил международной коалиции. Однако, по мнению эксперта Аджара Куртова, России не стоит спешить занимать освободившуюся нишу в центральноазиатской политике. В интервью информационному агентству «Fergana news» Куртов заострил внимание на колоссальных (450 млрд долларов) тратах США в Афганистане и заметил, что ни РФ, ни страны Центральной Азии такого себе позволить не могут. Соединенные Штаты «…проигрывают новой, поднимающейся и крепнущей год от года сверхдержаве - Китаю. И США уже ничего реально противопоставить этому не могут. Возникает вопрос: а может ли противопоставить что-то этому Россия? Не лучше ли ей воспользоваться известной китайской поговоркой о той обезьяне, которая сидит на холме и смотрит на дерущихся внизу тигров? Я думаю, что последний вариант все-таки лучше, чем сжигать свои остатки ресурсов, которых у нас и так немного, на цели, недостижимые при реальном современном мировом раскладе сил», - выразил свое мнение политолог.

Другой авторитетный российский специалист-востоковед, бывший посол России в Афганистане, Михаил Конаровский обращает внимание на рост взаимодействия нового афганского президента Ашфара Гани с руководством Китая, который, как считает эксперт, намерен и дальше закрепляться на позициях важнейшего игрока на политическом поле этого региона и, в частности, в ИРА.

Впрочем, еще более серьезной для российской национальной безопасности по сравнению с перспективой вторжения радикальных исламистов на территории центральноазиатских республик бывшего СССР, представляется афганская наркоугроза, и потому "обезьянья тактика" совершенно точно в данном случае не сыграет - России все же придется "работать" с Афганистаном.

По данным главы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктора Иванова, с момента начала операции «Несокрушимая свобода» от афганского героина в Евразии погибло свыше миллиона человек, из которых минимум половина – граждане России. Посевные площади опийного мака выросла в Афганистане с 8 тыс. гектаров в 2001 г до 224 тыс. га в 2014 г. В 2013 году специалисты насчитала 1,5 млн героинозависимых в РФ. Помимо этого глава ФСКН заметил, что российские наркоманы тратят в год примерно 1,5 триллионов рублей. Конечно, деньгами человеческую жизнь не измерить, но сумма уж очень внушительная, так что и денег тоже жалко.

Обстановку осложняет и упрощение процедуры получения иностранцами российского гражданства. По мнению главы российского антинаркотического ведомства, это создает своего рода «героиновые ворота» в страну. Свое мнение Виктор Иванов подкрепил фактами изъятия крупных партий афганского героина у задержанных наркоторговцев из Таджикистана, получивших российское гражданство именно по упрощенной процедуре.

В самом же Афганистане, как считает политолог Александр Князев, наркотранзит  и наркопроизводство, как и присутствие различного рода исламистских группировок, находятся под управлением спецслужб США, Великобритании, Пакистана, Саудовской Аравии, и Турции, и, следовательно, не являются подконтрольными центральному правительству страны. Сложно однозначно сказать, как именно и в какую сторону повлияет уход сил коалиции на контроль за ростом  «наркономики» со стороны внешних игроков.  Но зато уверенно можно утверждать, что крестьянин выращивающий опийный мак, и потребитель героина находятся на разных концах одной цепи. Как следствие,  пока они заинтересованы друг в друге - это будет создавать основу для увеличения наркопроизводства в Афганистане. Там, напомним, совсем недавно в результате президентских выборов сменилась власть, и именно с ней России предстоит выстраивать отношения, в том числе и в противодействии наркобизнесу.

У ФСКН, с 2010 г. регулярно проводившей антинаркотические операции на территории Афганистана (такие например как «Fury-1» и "Fury-2» в декабре 2010 г., "Regulator" и "Esoteric stone" в феврале 2011, «Канал – Южный капкан» в мае 2014 и др. ) есть достаточно богатый опыт в этих делах.  Помимо этого, Российская Федерация через различного рода международные структуры, в том числе и через ООН, предлагала план ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга 2», основанный на противодействии именно причинам, порождающим этот «бизнес», а не следствиям. Так что сомнений в том, что работа в данном направлении будет вестись, не возникает. Вопрос только в ее масштабах, но это уже зависит не только от России.

Таким образом, в данный момент сложившееся положение дел в отношениях России и Афганистана представляется не до конца ясным, в том числе и перспективы сотрудничества в области противостояния исходящей с афганской территории наркоугрозы. Понятно только, что противодействовать ей нужно - ведь каждый день от наркотиков, изготовленных из афганского сырья погибают десятки и сотни россиян.

Михаил Немтырев