«Антисемитизма у нас нет - спасибо Путину»

Еврейская община Львова радуется полному отсутствию антисемитизма на Западной Украине, а ее лидер заявил «Росбалту», что вполне согласен с законом, героизировавшим членов запрещенной в России УПА.


© Фото Игоря Ротаря

«У евреев Львова во время войны не было никаких проблем как с национально-освободительным движением Степана Бандеры, так и украинским народом», - убеждает меня помощник главного раввина Украины, руководитель львовской благотворительной организации "Хесед" Сева Файнерман.

Ребе Сева напоминает, что во время войны митрополит Украинской греко-католической церкви Андрей Шепетицкий (сотрудничавший с оккупационными властями, пославший приветствие Гитлеру и благословивший бандеровцев) спас от смерти тысячи евреев (и это тоже правда, спорить можно лишь о количестве спасенных) и был единственным представителем церкви в Европе, обратившимся к папе римскому с призывом осудить их уничтожение.

По мнению львовского раввина, у евреев были великолепные (!) отношения и с бойцами УПА (организация УПА запрещена в РФ) в послевоенные годы (кстати, тот же Шептицкий незадолго до смерти успел осудить бандеровщину, потребовать от УПА разоружиться и послать приветствие освободителю-Сталину). «Традиционно евреи в Западной Украине были провизорами и аптекарями, поэтому раненые бойцы УПА приходили за помощью именно к ним, и евреи никогда не отказывали партизанам», - убеждает меня ребе Сева.

Господин Файнерман полностью разделяет и позицию Верховной рады Украины, которая недавно приняла закон, наделяющий членов запрещенных в России Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии статусом борцов за независимость.

Фото Игоря Ротаря

Признаться, я был настолько ошарашен подобными откровениями, услышанными не из уст какого-нибудь ветерана-оуновца, а правоверного иудея, что даже не спросил о его отношении, ну, хотя бы к львовскому погрому в июле 1941-го или к письму главы «украинского правительства»  Ярослава Стецько Степану Бандере, в котором он писал: «Создаем милицию, которая поможет убирать евреев», или к программным документам ОУН, где евреи, наряду с «москалями» и поляками, относились к числу «враждебных народов».

Кстати, даже в музее Украинского освободительного движения, где работают люди с понятными взглядами, за львовский погром хоть как-то пытались оправдаться. Меня уверяли, что когда Шухевич вместе с немцами и своим батальоном «Нахтигаль» входил в город, то Бандера якобы издал приказ о том, что в немецких акциях против евреев участвовать не нужно, но, дескать, отдельные бандеровцы из львовского подполья не удержались и к погромам присоединились, но только как частные  лица.

Знает, конечно же, почтенный ребе и о заявлении руководства иерусалимского мемориального комплекса „Яд ва-Шем“, в котором указывается на связь «между действиями батальона „Нахтигаль“ под командованием Шухевича и погромом во Львове в июле 1941, унесшим жизни приблизительно 4000 евреев», но, видимо, с ним ничуть не согласен.

Конечно, позиция львовского раввина выглядит в высшей степени «не еврейской», но, возможно, вот эта его фраза кое-что объяснит: «Да, конечно же, как и в других регионах мира, в Западной Украине был антисемитизм. Но - спасибо господину Путину! Российская агрессия в Восточной Украине сплотила жителей нашей страны разных национальностей, сегодня нам не до распрей между собой», - заявил "Росбалту" Сева Файерман.

Фото Игоря Ротаря

Отметим, что до Второй мировой войны евреи составляли около трети населения Львова. Накануне перестройки их численность также была относительно высокой – более 2 процентов (а с полукровками значительно больше). Увы, в последующие годы почти все они уехали в Израиль и США. Сегодня во Львове осталось менее двух тысяч евреев – почти все они люди преклонного возраста.

На массовую эмиграцию не повлияли и символические жесты городских властей: еще в 1992 году во Львове был сооружен памятник жертвам еврейского гетто (третьего по численности после варшавского и лодзинского, где до дня освобождения дожили всего 300 человек), в городе есть улица Шолома-Алейхема.  Открыт во Львове «настоящий» еврейский ресторан, где в меню нет цен и посетители должны торговаться. Правда, официанты в нем сплошь украинцы, но еврейской молодежи, способной занять эти рабочие места, в городе и в самом деле мало.

Во Львове действует и синагога, хотя число ее прихожан составляет всего несколько десятков достаточно пожилых людей, но именно их корреспондент «Росбалта» привлек в качестве «экспертов» по еврейскому вопросу. Все они были единодушны: после начала конфликта с Россией антисемитизм из Львова напрочь исчез – украинцам сейчас не до евреев.

Фото Игоря Ротаря

Вообще-то, как говорят специалисты, на территории бывшего СССР это явление, когда антисемитизм исчезал или существенно ослабевал, замещаясь другими фобиями, уже имело место. Как признавали некоторые еврейские лидеры России, антисемитизм в РФ резко спал, когда ему на смену пришли антикавказские настроения. А во Львове, после начала военных действий в Донбассе и развернутой российской пропагандой кампании по обвинению новых украинских властей в фашизме и национализме, евреи и вовсе стали своего рода «священной коровой».

Я прошелся по бывшим еврейским кварталам и беседовал  о его прежних обитателях с обитателями нынешними – украинцами. Принимали меня за еврея (я не спорил), но беседовали очень доброжелательно: «Ваших сейчас из Израиля много приезжает, тоже интересуются. Вы еще в парк при роддоме (бывший еврейский  госпиталь) зайдите, там какие-то ваши святыни сохранились».

На многих магазинах и кафе бывшего еврейского квартала даже восстановили надписи на идиш, как это было во времена, когда город еще входил в состав Австро-Венгрии. Хотя кому их сейчас читать?

Игорь Ротарь, Львов

Фото автора

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru