Вступится ли Россия за Приднестровье

Призрак новой войны на Днестре будоражит умы. Действительно ли там все так серьезно? Вмешается ли Россия? «Росбалт» попросил специалистов ответить на этот вопрос.


© Официальный сайт президента ПМР

В воскресенье в Молдавии пройдут выборы в местные органы власти. На фоне протестов населения, падения авторитета прозападных партий и роста популярности партий пророссийских, у последних есть шансы взять власть в регионах. Это уже происходит: поддержанная Москвой Ирина Влах возглавила Гагаузию, нижегородский бизнесмен Ренато Усатый метит в мэры города Бельцы, а экс-премьер от партии Социалистов Зинаида Гречаная может стать примером Кишинева.

В случае победы ориентированных на РФ сил напряженность вокруг зажатого между Молдавией и Украиной Приднестровья наверняка снизится. Но пока она лишь нарастает. Численность украинских военных, стянутых к границе Одесской области с ПМР, растет с лета 2014 года. Ужесточается пограничный контроль. Официальные лица Украины делают заявления о «приднестровской военной угрозе» и «втором фронте». Недавно назначенный губернатором Одесской области экс-президент Грузии Михаил Саакашвили пообещал «решить приднестровскую проблему», породив ассоциации с Южной Осетией. А президент Украины Петр Порошенко после назначения Саакашвили прямо заявил, что поможет «реинтегрировать» ПМР в состав Молдовы.

При этом Киев по согласованию с Кишиневом, США и ЕС усилил блокаду непризнанной республики. Если раньше Украина блокировала только ее экспорт, выталкивая приднестровский бизнес в правовое поле Молдовы, то теперь блокирован и импорт: все, что ему нужно для жизни, Приднестровье может либо выращивать само, либо закупать через Кишинев.

Это ведет республику к бюджетному коллапсу. Местных пенсионеров, почти поголовно имеющих российское гражданство (наряду с молдавским, украинским, а иногда и румынским) теперь может поддержать только Россия. Но она финансировать Приднестровье в прежнем объеме отказывается. По разным оценкам, в случае сохранения статус-кво приднестровская государственность, успешно существовавшая 20 лет, способна рухнуть в течение 6 – 10 месяцев. Это если не будет войны.

А она, судя по обстановке на украино-приднестровской границе, возможна, дает понять глава МИД непризнанной республики Нина Штански. Тревога звучит в комментариях многих других политиков и экспертов. Из Приднестровья, вслед за гастарбайтерами, потянулись в Россию и на Украину люди, опасающиеся военных действий. Никто не знает, чего ждать, но все понимают, что вытянутая полоса «Транснистрии» шириной до 50 км насковзь простреливается артиллерией, которой у Украины много. Говорят, в небольшом Тирасполе уже пустует более 14 тысяч квартир.

Жители республики опасаются провокаций. По одной из обсуждаемых в Тирасполе версий, Киев готовит в приграничных населенных пунктов Украины инсценировку с захватом здания местной администрации, чтобы возложить вину на «боевиков из ПМР» и двинуть на республику войска.   

На этом фоне главный вопрос – вступится ли Россия за Приднестровье в случае начала боевых действий. Он постоянно присутствует уже не только в местном, но и в украинском, и российском медаипространстве; его обсуждают на одесском Привозе и на кухнях в Рени и Рыбнице. Ясного ответа ни у кого нет. В связи с этим «Росбалт» адресовал этот вопрос экспертам.

«Думаю, Россия вмешается, поскольку у нее в регионе есть обязательства и миротворцы», - считает приднестровский политик и социолог, экс-глава департамента конституционной безопасности МГБ ПМР Дмитрий Соин. По его словам, толчок к войне в таком густонаселенном регионе может дать любая массированная перестрелка. Это может повлечь за собой прямую войну России с Украиной. Впрочем, по словам эксперта, большая война в регионе - уже не миф. «Идет крупная игра, как накануне первой и второй мировой, - пояснил «Росбалту» Дмитрий Соин. - Она связана с перераспределением доступа к энергоресурсам и безопасным для проживания территориям. Крупные игроки планируют втянуть Россию в войну и полную перезагрузку власти».

«Россия проложит воздушный мост в Приднестровье, по которому будет осуществляться снабжение и ротация военных, а также гуманитарная помощь населению, - полагает эксперт Фонда стратегической культуры Михаил Чернов. - В случае начала полномасштабных военных действий она может вмешаться в военный конфликт». По словам эксперта, в этой истории существует и психологический, личностный момент: Москва не может не ответить на силовые действия Украины со стороны Одесской области, которой руководит Михаил Саакашвили. «С ним у руководства РФ связан определенный опыт. Его уже обещали подвесить за одно место и, в конце концов, это сделают», - предполагает Чернов. Впрочем, по его словам, Россия будет до последнего избегать военного сценария.

В этом убежден и украинский политолог Алексей Блюминов. «Думаю, Москва будет идти на любые уступки, чтобы избежать втягивания в военный конфликт, и решать проблему невоенным путем, - говорит он. - Потому что ставки в этой игре значительно выше собственно Приднестровья, в ней нельзя размениваться на мелочи и позволить себя втянуть в мелкие провокации». По словам эксперта, война может начаться только в одном случае: если Украина и Молдова начнут прямые боевые действия или собьют российский самолет. «Но это маловероятно, - полагает Блюминов. - А в ответ на блокады и мелкие провокации на границе Россия будет хмурить брови, выражать озабоченность, но армию с места не сдвинет».

Политолог из Киева Олеся Яхно-Белковская уверена, что, прекратив военно-политическое сотрудничество с РФ, предусматривавшее, в том числе, и воздушный коридор из России в Приднестровье, Украина не провоцирует Россию на войну, а пытается себя обезопасить. Особенно на фоне риска военных действий на Юге Украины, вызванного неослабевающей инфраструктурной зависимостью Крыма от Украины. Эксперт не исключает военного вмешательства России в приднестровский конфликт, однако полагает, что это не принесет ей никакой политической и геополитической победы.

«Кризис непризнанных республик на постсоветском пространстве - Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия - не связан напрямую с политикой, проводимой Россией за последний год, - пояснила «Росбалту» Олеся Яхно-Белковская. - Он связан с тем, что их создание было скорее тактическим, а не стратегическим ходом Москвы. С их помощью Россия на определенном этапе закрепила за собой роль регионального лидера, но этот эффект уже исчерпан. Прежде всего - из-за отсутствия у России долгосрочной политики "мягкой силы" на постсоветском пространстве». Что касается Приднестровья, то, напоминает эксперт, Россия уже несколько месяцев как прекратила его финансировать. С учетом того, что там нет самодостаточной экономики и есть российские военные, замороженный конфликт вокруг ПМР может активизироваться. Но России это не нужно, считает Яхно-Белковская. В том числе потому, что у нее недостаточно ресурсов для послевоенного восстановления региона.

О том, что Москва скорее пожертвует суверенитетом Приднестровья, чем будет за него сражаться, свидетельствуют и заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова, до сих пор утверждающего, что Россия выступает за «территориальную целостность Молдовы». Об этом же говорит и недавнее разрешение Москвы живущим в ПМР россиянам иметь гражданство других государств.

Конфликт с Украиной эту позицию не меняет – наоборот. «Появление откровенно враждебного режима со стороны Украины не оставляет для Приднестровья иного выхода, кроме вхождения в политическое поле Молдовы в качестве активного игрока, - пишет близкое к Кремлю издание «Украина.Ру». - Это радикально изменит весь внутриполитический расклад в Молдове, и именно этого опасается молдавский олигархический режим. Необходимо вести постоянный диалог со здравыми силами и в молдавском руководстве, и с оппозиционными политиками, и с гражданским обществом Молдовы, и с лидерами молдавских регионов».

Иначе говоря, Москва делает ставку на воскресные муниципальные выборы в Молдове. Наверняка они будут жаркими. Но это не значит, что Россию не вынудят воевать.

Виктор Ядуха