Такой эксцентричный Эрдоган

Ухудшение российско-турецких отношений вышло за рамки неясности по «Турецкому потоку» и Крыму, приобретая новое звучание по Сирии и «плану Путина» по ИГ. Означает ли это, что Запад «отыграл» себе Турцию?

О неожиданном (или вполне ожидаемом?) кризисе в российско-турецких отношениях говорят сегодня все, кому не лень. Но кризис этот не упал с неба, он основан на конкретных предпосылках и прогнозных рисках, а, главное, на противостоянии России и Запада на самой разной почве и попытках Турции выловить в сильно загрязненных политических водах экологически чистую «золотую рыбку».

Но, несмотря на амбиции, напор и хитроумие фактического главы турецкого государства Реджепа Тайипа Эрдогана, получить сей редкостный продукт быстро и без потерь ему не удается – слишком много вокруг политических «акул», и неровен час, не поймает он в свои сети не только золотую рыбку, но и примитивного хека. Что последует за этим – уж не разбитое ли корыто? И что достанется России – такое же корыто, или относительно стабильные политические и экономические дивиденды?

Проследим, однако, за последовательностью ухудшения российско-турецких отношений в недавней ретроспективе.  Сначала Москва и Анкара находились в эйфории от предварительной договоренности по «Турецкому потоку», сменившему «Южный поток», строительство которого заблокировала Европа, отношение к которой в Турции последовательно меняется к худшему из-за пятидесятилетнего и безрезультатного упрашивания Европы принять страну в свою «семью».

Согласие на строительство «Турецкого потока» Анкара дала по двум причинам. Первая: превратить Турцию в мощный газовый хаб, имея в виду выход на ее территорию также и других газопроводов, и заработать большие деньги. Вторая: сделать Европу зависимой от энергетической политики Анкары. Третья: продемонстрировать Западу свою «мощь», и перетасовать геополитическую колоду на Ближнем Востоке.

Турция, вероятно, была уверена в том, что, поскольку России позарез нужно найти выход своего газа в Европу вообще и в обход Украины – в частности, она пойдет на все условия турок и значительно снизит цену на газ. Но тут произошла осечка: Россия пошла на снижение цены, но не так радикально, как на этом настаивала Турция.  Последняя не нашла ничего умнее, как саботировать проект газопровода с пропускной способностью 63 миллиарда кубометров.

Теперь турецкие СМИ пишут о перспективах реализации проекта самое разное и часто взаимоисключающее. Одни утверждают, что переговоры по «Турецкому потоку» вообще приостановлены, поскольку Россия не пошла ни на какие скидки, хотя министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что Москва снизит цену на природный газ для Турции на 10,25%.  Другие утверждают, что, вопрос строительства «Турецкого потока» положительно решится осенью во время встречи президентов Путина и Эрдогана.

На всем этом фоне распространилась информация, в соответствии с которой тему скидок сейчас сменила тема ниток. То есть, Россия предполагает построить четыре нитки газопровода суммарной мощностью 63 миллиарда кубометров в год, а Турция хочет одну нитку на 15-16 миллиардов. Словом, похоже на то, что вся эта война скидок и ниток приведет к тому, что запуск «Турецкого потока», изначально анонсированный на конец 2016 года,  не состоится.

Вообще же возня вокруг «Турецкого потока» не может рассматриваться как отдельно взятый эпизод в российско-турецких деловых отношениях. По всей вероятности, «своевольный и бесстрашный» Эрдоган все же дрогнул под натиском Запада, не желающего реализации «Турецкого потока», который позволит России играть в Европе более серьезную роль.

Но вернемся к вопросу последовательности ухудшения российско-турецких отношений. Анкара, довольно вяло отреагировавшая в прошлом году на ситуацию вокруг Крыма и не присоединившаяся к антироссийским санкциям, нынешним летом устроила вокруг отошедшего России полуострова достаточно яростную политическую пляску с предоставлением под нее собственной территории – в Анкаре состоялся Второй всемирный конгресс крымских татар, в котором приняли участие местные политики, представители неправительственных организаций, диппредставительств разных стран, аккредитованных в Турции, а также турецкий вице-премьер Нуман Куртулмуш,  крымскотатарский лидер Мустафа Джемилев, глава меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров и министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

В своем выступлении на открытии конгресса Джемилев обвинил Россию в незаконной «аннексии» полуострова, в результате которой Крым вынуждены были покинуть тысячи крымских татар. Турецкое издание Yeni Asya обратило внимание на заявление Мустафы Джемилева, в соответствии с которым на приграничной с Крымом Херсонской области будет дислоцирован «мусульманский батальон», контролирующий прохождение людей и грузов между Крымом и Украиной. В изложении ИноСМИ, батальон будет состоять из мусульманских военнослужащих, в частности, крымских и казанских татар, узбеков, чеченцев, азербайджанцев, турок-месхетинцев и других мусульман. В Москве, перед посольством Турции, прошла акция протеста против организованного в Анкаре конгресса. Демонстранты призывали президента Эрдогана помешать действиям крымскотатарских лидеров, и обвинили их в дестабилизации ситуации в Крыму.

Эрдоган, однако, молвил, что  Турция не признает и никогда не признает «незаконной аннексии Крыма» и заверил, что для преодоления репрессий и угнетений, которым подвергается крымскотатарский народ, Анкара предпринимает все необходимые шаги.

Разумеется, Москва не пропустила мимо ушей столь недружественное заявление Эрдогана. Отметили его и эксперты. В частности, политолог Андрей Арешев в беседе с «Новости – Армения» сообщил, что «Заявления турецких политиков, включая высших лиц, и их многолетняя деятельность по поддержке заведомо антироссийских структур наподобие т.н. «Всемирного конгресса крымских татар», никак не может способствовать укреплению доверия между двумя государствами. При этом в самой Турции возрастает внутренняя нестабильность, являющаяся логичным продолжением как внутренней, так и внешней политики страны».

Далее.  На фоне активизации Анкары в сирийском направлении ею был отвергнут план России по урегулированию ситуации в Сирии и борьбе с группировкой Исламское государство (ИГ). План, подготовленный президентом Путиным, имеет в виду создание широкого антитеррористического фронта, центром которого станут военнослужащие сирийской и иракской армий, а также курды. Башар Асад остается у власти, и при международном содействии будет создано новое коалиционное правительство.

Но Турция и слышать не хочет об Асаде. Анкара обсудила «план Путина» с США, Катаром и Саудовской Аравией, и практически все страны – члены антитеррористической коалиции, выступают против варианта с Асадом: они опасаются усиления последнего, и, соответственно, провала планов сирийской оппозиции.

И сразу вслед за этим  Турция и США согласовали создание зоны безопасности» на севере Сирии. Как передает РИА Новости со ссылкой на замглавы турецкого МИД Феридуна Синирлиоглу, в случае проникновения в зону боевиков ИГ или Рабочей партии Курдистана, США и Турция и нанесут удары по их позициям.

В общем, получается так, что в последнее время Турция отвергает практически все российские предложения – от энергетических до сферы безопасности, и резко критикует политику РФ. На данном этапе такое положение можно трактовать только как резкий крен Турции в сторону Запада, в частности, США.

Германское издание Deutsche Welle (перевод ИноСМИ) попыталось разобраться, что, в результате, означает «план Путина», и почему его не приемлют Турция и США. «Что предлагают в Москве? Необходимо объединить всех, кто воюет против «Исламского государства» «на земле», подразумевая, что США и их союзники по ранее созданной коалиции продолжат бомбить исламистов с воздуха. А на суше атаковать их будут, по словам российских дипломатов, войска Башара Асада, воюющей против него светской оппозиции, сирийские и иракские курды и, наконец, регулярная иракская армия. … Однако этот план вызывает ряд серьезных вопросов. Начать хотя бы с того, что непонятно, в чем новшество. Москва предлагает объединить в коалицию тех, кто и так уже вынужденно сотрудничает. Единственная, не включенная сегодня сила — светская оппозиция в Сирии, для которой Башар Асад остается врагом не менее страшным, чем ИГ», - пишет издание.

Второй вопрос связан с участием Ирана: «Ходят слухи, что в Москву в последнее время зачастили иранские военные, в том числе те, кому запрещен выезд из страны. Однако о реальной роли Тегерана в этой предполагаемой коалиции не говорится ни слова. Между тем большинство военных экспертов сходятся в том, что победить «Исламское государство» в ходе сухопутной военной операции можно только при поддержке либо Ирана, либо Турции. Значит, презентуя план, в котором участие иранской армии не упоминается, Москва скрывает что-то, о чем ранее договорилась с Тегераном. Такому скрытному посреднику вряд ли поверят как США, так и сирийская оппозиция».

Тут необходимо отметить роль Ирана к контексте курдов – в Исламской Республике их численность составляет 10% от всего населения. В конце июля президент Ирана Хасан Роухани посетил Иранский Курдистан и заявил о намерении Тегерана «защитить курдов Ближнего Востока от ИГ и «Аль-Каиды». Таким образом, Иран, вне зависимости от подозрений по его участию в отвергнутом «плане Путина» в любом случае претендует на лидерство в регионе, включая курдский вопрос, что автоматически отдаляет Турцию от России.

Неизвестно, действительно ли Москва водит за нос Турцию и иже с ней, а также энергично поддерживает курдов, чьи базы в Ираке недавно бомбила турецкая авиация. Но Россия в заданной ситуации, вероятно, стремится к понижению роли Турции в сирийском вопросе и в антиигиловской коалиции, но, вероятно, потерпит в этом деле неудачу.

Но как долго будет продолжаться неудача России в обострившейся борьбе на Ближнем Востоке с участием Турции и США? А также как долго Анкара будет «стоически» отнекиваться от военно-политических инициатив Москвы и спекулировать на теме «Турецкого потока»? Это, вероятно, зависит от того, насколько жестко ее взяли за «жабры» США, а также от того, как далеко может зайти политическая эксцентричность Эрдогана.

Если он слишком увлечется в своем рвении угодить Америке, которую частот ругает, и которая спит и видит свержение Эрдогана и его команды, турецкому президенту снова придется обернуться лицом к России и петь сладким голосом про вечную «историческую дружбу» России и Турции с ее многосерийным продолжением. Но тут может настать конец фильма, продюсированного Эрдоганом по сценарию Белого дома, и начаться новое кино по сценарию Путина.

Какое из них будет «страшнее», неизвестно. Но в нем непременно будет учтен опыт вероломства Эрдогана.

Андрей Николаев