Грузия ждет, когда «приедет барин»

Олигарха Иванишвили просят вернуться в политику, чтобы спасти рейтинг "Грузинской мечты". Он и сейчас закулисно управляет страной, но его официальное присутствие во власти может помочь правящей коалиции выиграть выборы.


© Facebook.com, Бидзина Иванишвили

Правящая коалиция «Грузинская мечта», созданная немногим более трех лет назад миллиардером Бидзиной Иванишвили и сумевшая, благодаря тогдашней популярности олигарха в народе, выиграть парламентские выборы у партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение», стремительно теряет свой рейтинг. Удивляться этому не приходиться: три года правления «Грузинской мечты» частично удовлетворило ярых противников Михаила Саакашвили, главным для которых было прекращение его политической деятельности в Грузии. Однако «с носом» остались простые граждане, которым «мечтатели» наобещали если не рай на грузинской земле, то, по крайней мере, сытую жизнь каждому.

Во главе соответствующих «начинаний» в качестве премьер-министра встал Иванишвили, известный своей щедрой благотворительной деятельностью. В Грузии тогда говорили, что если простой сельский парень сумел заработать для себя 6 миллиардов долларов (кстати, основной капитал он сколотил в России), то быстро обогатит и родину. Получилось же с точностью до наоборот.

Во-первых, Иванишвили вскоре ушел в отставку, объяснив это тем, что оставил Грузии дееспособное правительство, демократичную среду, восстановил законность и отныне будет наблюдать за процессами и формировать их из неправительственного сектора. Во-вторых, «дееспособное» правительство за три года ухитрилось не то что заметно улучшить благосостояние своих граждан, но значительно его ухудшить. Несмотря на заверения правительства об успехах, армия безработных увеличивается, а население, соответственно, нищает.

В первый год правления «Грузинской мечте» удавалось списывать отсутствие социально-экономического прогресса на «саботаж» все еще оставшихся во властных структурах «людей Саакашвили». Но прошло три года, а воз и ныне там. В будущем году в Грузии состоятся парламентские выборы, и, учитывая имеющийся социально-экономический фон в стране, формирующий в итоге политическое протестное движение, правящая коалиция вполне может потерять право на единоличное правление. Собственно, единственное, что может не потопить ее окончательно, это страх определенной части общества перед возвращением во власть Саакашвили и его партии.

И тут как-то очень «кстати» действующая власть «вспомнила»: уходя из политики, Иванишвили обронил, что вернется только в том случае, если на то будет острая надобность. Вероятно, для нынешней правящей врехушки Грузии момент официального возвращения в политику Иванишвили, который, как говорят, управляет страной из-за кулис, настал: он, по крайней мере, на какое-то время поработает на определенную часть электората, внушая ему своим все еще не позабытым именем оптимизм и веру в лучшее будущее. Пожалуй, только так правящая коалиция получит шанс выиграть выборы в 2016 году и оттянуть свое политическое фиаско.

«Будь моя воля, - сказала министр обороны Грузии Тинатин Хидашели, - я бы вернула Бидзину Иванишвили в активную грузинскую политику». По ее словам, бывший премьер, вопреки расхожему мнению, не принимает участия в принятии решений действующей властью, однако она не отрицает его влияния на происходящие в Грузии процессы, объясняя это «большим уважением» к его персоне. «Сам по себе факт, что человек имеет влияние, его очень уважают, вполне нормален. Так происходит практически везде, где есть влиятельные люди», - пояснила Хидашели. Но, подчеркнула она, речи о неформальном правлении олигарха нет, поскольку «он лучше всех знает о зле такого правления».

Словом, удочка закинута. Сейчас о необходимости возвращения Иванишвили во власть говорят многие. По их мнению, Иванишвили вообще не должен был бросать свою не вполне профессиональную команду, но коль скоро он это сделал, настала пора вернуться и лично заняться выходом страны из социально-экономического кризиса. Бытует также мнение, в соответствии с которым Иванишвили должен нести за Грузию особую ответственность, поскольку именно он сумел «избавить» страну от Саакашвили, и теперь обязан довести дело до конца и поставить Грузию на ноги.

Но, заметим, Иванишвили – не политик и даже не хозяйственник большого масштаба. Тот факт, что он сумел построить собственную бизнес-империю, не говорит о том, что он способен построить относительно благополучное государство, и последние три года подтвердили это. Разговоры о том, что Иванишвили не участвует в принятии решений грузинской властью, для многих остаются разговорами – с местным Дэн Сяопином грузинские политики очень считаются. В контексте Иванишвили едва ли не у всех на устах фраза «неформальное правление», которое либо должно приобрести легитимные формы, либо прекратиться.

В том, что неформальное правление в Грузии имеется, косвенно признался и супруг министра обороны – спикер парламента Давид Усупашвили. Как пишет газета «Резонанси» ("Резонанс»), на вопрос о наличии в Грузии такого правления, он ответил вопросом: «Кто лучше - формальный диктатор или человек с неформальным влиянием?»

Сегодня получается так: Иванишвили влияет, но не несет за это никакой ответственности. Как сказал грузинской газете «Алия» эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе, «Иванишвили должен либо вернуться в политику, либо уехать из страны». Но отъезд почти наверняка означает провал на выборах «Грузинской мечты», а возвращение в политику никак не гарантирует выполнения тех экономических, социальных, политических и иных обещаний, данных избирателям «мечтателями» накануне последних выборов и обеспечивших им большинство депутатских мандатов в парламенте и кресла в правительстве.

Словом, дело, вероятно, движется в сторону несколько запоздалой легализации Иванишвили во власти – она, по крайней мере, на какое-то время стимулирует поступательные процессы на политическом и экономическом пространстве Грузии. Но ждать от Иванишвили чуда не приходится по определению, потому как сотворить его он не в состоянии – необходимый для этого потенциал отсутствует.

Но такого потенциала нет ни у одной политической партии Грузии. Строго говоря, на местной политической арене присутствуют две фигуры – Иванишвили и находящийся за пределами страны Саакашвили, то есть возглавляемая им политическая команда.

Сейчас в Грузии очень «модно» стало говорить о «наступлении» пророссийских политических сил, но реального шанса прихода к власти у них нет. Наличие «пророссийского фронта» в грузинском электорате скорее обусловлено разочарованностью в Западе – ни Евросоюз, ни НАТО не принимают Грузию в свои ряды, что, разумеется, отражается на самолюбии и настроениях грузин, которых более искусственно, чем по факту, делят на прозападных и пророссийских. То есть, если кто-либо сомневается в перспективе полноценной европейской и евроатлантической интеграции Грузии, его автоматически зачисляют в «пятую колонну Путина». И если кто-то говорит о необходимости восстановления нормальных отношений с Россией, его тоже подозревают в верности Кремлю.

Впрочем, это не означает, что в Грузии отсутствуют политики и неправительственные организации, четко ориентированные на Север. Но насколько они искренни в своем внешнеполитическом предпочтении – большой вопрос. Топорность их деятельности, скорее всего, указывает на то, что они не нашли иной ниши на внутригрузинском политическом пространстве. Но если число разочарованных отношением Запада к Грузии будет возрастать, сформируется определенный политический сегмент, искренне тяготеющий не столько к России, сколько к евразийской интеграции.

Но пока «евразийцы» не могут считаться серьезными игроками грузинской политики: основной части электората на предстоящих выборах придется выбирать, в основном, между коалицией «Грузинская мечта», которая начала было распадаться, и «Единым национальным движением».

Вероятно, в Москве понимают, что шансы превратить Грузию в политического сателлита России на данном этапе отсутствуют, равно как отсутствует близкая перспектива вступления страны в НАТО и ЕС. Последнее обстоятельство позволяет Москве не беспокоиться по поводу ассоциированного членства Грузии в ЕС и открытия в стране учебного центра Североатлантического альянса. То есть, Москва пока о Грузии не помнит или, скорее, мирится с ее «забавами». Но она непременно вспомнит о ней, если Запад вдруг окажет Грузии больше «чести», чем это делается сейчас.

Думается, что такое положение должно устроить Грузию – оно обеспечивает хоть какое-то внешнеполитическое равновесие. Теперь вот надо позаботиться о внутриполитическом штиле, не допустить мордобоя на парламентских выборах и придумать, как хотя бы на время погасить недовольство населения отчаянными социально-экономическими условиями. Для этого, собственно, власть имущие и призывают Иванишвили вернуться в политику – «вот приедет барин….». Неизвестно, однако, захочет ли «барин» брать ответственность на себя, и что и как он рассудит.

Ирина Джорбенадзе