В Кельне столкнулись две Европы

Если немецким властям не удастся оперативно отреагировать на новый кризис вокруг мигрантов, волна уличного насилия будет расти, прогнозируют эксперты.


Кризис вокруг мигрантов © СС0

В новогоднюю ночь в Кельне произошли массовые нападения на людей, праздновавших приход 2016 года, в первую очередь – на женщин. Похожие события произошли в Гамбурге, Штутгарте, Берлине, Франкфурте-на-Майне. О попытках изнасилований и нападений в новогоднюю ночь начали писать также СМИ Швеции, Финляндии, Австрии, Швейцарии и ряда других европейских стран.

Воспользовавшись этим прецедентом, о своем окончательном отказе приютить мигрантов заявили руководители большинства центральноевропейских стран, которые и раньше старались отказаться принимать беженцев по квотам, вводимым Еврокомиссией.

На настоящий момент, как сообщается, в кельнскую полицию поступило уже около 600 жалоб на грабежи и сексуальные домогательства, а также несколько заявлений об изнасилованиях.

С самого начала обратившиеся в полицию люди рассказывали, что нападавшие были молодыми мужчинами североафриканской и арабской внешности. Однако первое время полиция старалась такие версии публично не комментировать. В свою очередь многие немецкие политики, пытаясь оставаться в рамках общепринятой в ЕС политкорректности, своими осторожными комментариями лишь подогревали ситуацию, вызывая дополнительное раздражение у населения.

Неудивительно, что этим воспользовались разнообразные радикалы. Вначале это были «леваки» - защитники прав женщин, феминистки и борцы за права беженцев. Потом, по мере поступления более достоверной информации о случившемся, на первый план вышли националисты и ксенофобы. Известное националистическими и антимигрантскими призывами немецкое движение PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), особенно сильное на территориях бывшей ГДР, организовало в Кельне многочисленную демонстрацию. Однако его активисты столкнулись с тем, что противников националистического марша в этом немецком городе оказалось больше, чем сторонников.

Тем не менее, баланс сил вполне может измениться. Дело в том, что немецкая полиция считает, что новогодние беспорядки в Кельне и других городах ФРГ были спланированы и организованы иерархически выстроенными группировками мигрантов. Об этом заявил в радиоэфире глава федерального ведомства уголовной полиции ФРГ Хольгер Мюнх.

Пока же немецкие националисты и просто хулиганы действуют в стиле тех самых «агрессивно настроенных мигрантов», с которыми они якобы борются. «Около 20 человек палестинского и сирийского происхождения оказались в больницах Кельна после нападений на них, случившихся в прошедшие выходные на улицах города. Хулиганы действуют по принципу око за око», - рассказывает директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина.

Она обращает внимание на тот факт, что «по данным полиции, среди нападавших в новогоднюю ночь есть один гражданин США, еще один - гражданин Сербии, несколько - с паспортами Германии и только около двадцати с документами беженцев». По словам эксперта, «уличная агрессия - это следствие пробелов в немецком законодательстве, поэтому готовится ужесточение законов, но в случае, если властям не удастся быстро их скорректировать, волна уличного насилия, поднятая хулиганами, националистами из движения PEGIDA и другими радикалами наверняка будет расти».

Однако, как отмечает Ольга Гулина, кельнская кризисная ситуация «вновь объединила членов правящей коалиции - социальных и христианских демократов, чего не было с тех пор, как они сообща боролись с греческим кризисом».

Правда, некоторые немецкие издания прогнозируют, что кризис как раз может стать смертельным для нынешней правящей коалиции. У избирателей все больше претензий лично к федеральному канцлеру Ангеле Меркель. Ее многие считают персонально ответственной объявленную Германией «политику открытых дверей», которая привела к тому, что в страну в 2015 году по разным данным приехало от восьмисот тысяч до одного миллиона беженцев. Многих из них, если не большинство, немецкие власти уже в 2016 году, скорее всего, вышлют из страны. Кельнский кризис наверняка закончится судом, но серьезные претензии к Меркель у немцев теперь все же останутся.

Другая опасность – превращение в общеевропейский кризис локального разбирательства в том, почему полиция других городов с хулиганами и бандитами справилась, а кельнская – нет. Такой шанс есть, поскольку националистическая настроения росли весь 2015 год.

Некоторые европейские политики, как, например, претендент на пост президента Франции Николя Саркози, стараются «поправеть», другие, напротив, уходят радикально «влево», начиная из ложно понятной толерантности защищать мигрантов вне зависимости от того, совершали они какие-то преступления или нет. И это может привести к серьезному расколу в европейском обществе. Вплоть до того, что жертвой этого кризиса окажется сам ЕС – ведь он, безусловно, является центристским проектом, который может существовать только в условиях хотя бы относительного общественного (и межгосударственного) консенсуса по всем главным вопросам развития Европы.

Иван Преображенский