Турецкая ошибка Меркель

Европейская политика все сильнее зависит от позиции Анкары. Такой вывод напрашивается по итогам неудачной поездки канцлера Германии.


В головах евробюрократов реальность по-прежнему смешивается с вымыслами © Фото с сайта bundesregierung.de

Европейская политика все сильнее зависит от позиции Анкары. По крайней мере, такой вывод можно сделать по итогам не слишком удачного визита в Турцию канцлера Германии Ангелы Меркель. И это следствие дипломатического просчета Берлина.

Немецкий канцлер в шестой раз за последнее время встречается с турецким президентом и министрами. Скоро весна, и европейцы боятся, что новые сотни тысяч беженцев «сухим путем» тронутся с юга континента на богатый север. И потому Евросоюз демонстрирует готовность практически любым способом «откупиться» от Турции, лишь бы она задержала сирийских беженцев на своей территории и не пускала их дальше.

В головах евробюрократов реальность по-прежнему смешивается с вымыслами, которыми они сами потчевали много месяцев прессу. Это очень хорошо видно по миграционному кризису. Ведь статистика говорит, что в том приблизительно миллионе человек, который в минувшем году штурмовал европейские границы, собственно беженцев из Сирии было лишь около 10 процентов. Так что логично было бы предотвращать миграцию из Африки (Центральной и Северной), с Балкан, из Афганистана и даже из совсем уже далеких и экзотических Бирмы и Индонезии. Однако вместо того, чтобы срочно тратить миллиарды евро на создание нормальной пограничной службы, которая охраняла бы общие рубежи Евросоюза, немецкое руководство пытается договориться с Турцией по частному вопросу о сирийских беженцах.

В итоге европейские политики попадают в ту самую ловушку, в которую их пыталась заманить Россия, когда начала военную операцию в Сирии. Москве тогда не удалось заставить ЕС развернуться к ней лицом в обмен на помощь в урегулировании сирийского кризиса. Однако нежелание иметь дело с Кремлем сыграло с Ангелой Меркель дурную шутку. Она сама добровольно подрядилась оплачивать услуги Анкары. Причем турецкие власти, как и их российские коллеги, готовы разговаривать с ЕС практически исключительно на языке силы, а любые попытки использовать дипломатию принимают за слабость. Получается, что европейцы и деньги платят, и мигрантов все равно себе получают, а вдобавок еще и подстраивают свою внешнюю политику под «турецкие стандарты».

Именно так можно оценить итоги визита Ангелы Меркель в Турцию. Во-первых, накануне поездки она непривычно резко стала высказываться о российской военной операции на сирийской территории. Ведь результатом военной победы режима Башара Асада над оппозицией в районе Алеппо стали десятки тысяч новых беженцев, которых европейцы уже представляют шествующими в направлении Германии. Вдобавок турки пугают немцев, уверяя, что в итоге их будет до 600 тысяч. Не так удивительно, что немецкий канцлер на совместной пресс-конференции с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу сказала, что она «в шоке» от последствий российских авиаударов по Сирии.

Впрочем, непонятно, на чем основывается надежда бундесканцлера, что турки хотя бы на словах будут выполнять свои обязательства по сдерживанию «миграционного вала». Ведь, приехав в Анкару, Ангела Меркель явно должна была эту надежду там и оставить. Ахмет Давутоглу прямо заявил, что за ранее согласованные 3 млрд евро его страна свои обязательства выполнить не сможет и предложил увеличить размер «гонорара», то есть формальной финансовой помощи со стороны ЕС на укрепление турецких границ и улучшение условий жизни в лагерях беженцев.

За свой счет решать проблему беженцев современная Турция не станет. Меркель, как представляется, должна была это понять, посетив новый президентский дворец Реджепа Эрдогана. Как и многие их коллеги, турецкие власти «свободные» деньги предпочитают тратить на себя. И если немецкие политики упорно не хотят с этим соглашаться, то ближе к лету, когда в ЕС пойдут новые колонны беженцев, им придется в этом убедиться на собственном опыте.

Иван Преображенский