Баррель в спину

Срыв переговоров по балансировке нефтяного рынка стал еще одним крахом надежд России на понимание со стороны зарубежных партнеров.


Несмотря на многомесячные дипломатические усилия, Москва не смогла добиться взаимопонимания с ОПЕК и теперь ей придется еще больше экономить. © СС0

Участники международной конференции в Дохе, которая собрала представителей Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и независимых производителей, включая Россию, не смогли договориться о сокращении добычи. «Черного золота» на рынке меньше не станет, а значит, не начнется и рост цен на него.

Если накануне саммита в столице Катара цены доходили до $45 за баррель, то уже в понедельник на открытии торгов на Лондонской бирже цена нефти марки Brent с поставкой в июне 2016 года упала на 7% до 40,1 доллара. Российские сорта стоят еще дешевле. Не обвалился, но ощутимо снизился и курс рубля по отношению к ведущим мировым валютам.

Похоже, что «нефтяной эффект» для российской экономики исчерпан. Необходимо  искать реальные пути для диверсификации экономики, а не просто рассуждать об этом, что наши власти делают уже больше 15 лет, на деле все плотнее насаживая Россию на «нефтяную иглу». Вот только готовы ли к этому правительство и Кремль?

Судя по их поведению, явно нет. Со слов министра энергетики РФ Александра Новака, который и отвечал за «агитационную кампанию» в поддержку снижения добычи «черного золота» крупнейшими поставщиками, получается, что в Москве всерьез рассчитывали на успех. То есть верили, что ради своего кошелька Иран сумеет договориться с Катаром и Саудовской Аравией, стремительно нищающая Венесуэла присоединится к ним и, может быть, даже удастся уговорить Норвегию.

И это при том, что саудиты близки к состоянию войны с Ираном и крайне недружественно настроены в отношении России, Тегеран только что вырвался из-под санкций и нуждается в срочном притоке валюты, ну а крупнейший европейский экспортер Норвегия  практически никогда не вступала в сделки с ОПЕК.

Москва, похоже, действительно сделала практически все от нее зависящее. Теперь, после провала переговоров в Дохе, нужно готовиться к периоду «дешевой нефти». Александр Новак может сколько ему угодно долго заверять, что рынок нефти сбалансируется самостоятельно «к середине 2017 года», а также надеяться, что «дверь не закрыта», и остается шанс в июне договориться о заморозке добычи нефти, разве что «оптимизма на успех теперь меньше».

Лучше вообще отказаться от радужных надежд. Скорее всего, цены на нефть, как и предсказывали пессимисты (оказавшиеся реалистами) будут колебаться в пределах от $30 до $40 за баррель в зависимости от марки. А это значит, что для российского бюджета наступят нелегкие времена. Нынешние небольшие его сокращения явно окажутся недостаточными.

И тут ключевой вопрос, как будут реагировать власти. Сложно представить, чтобы в предвыборный год они стали еще сильнее рисковать, активно урезая социальные выплаты. Население и так уже в значительной мере недовольно происходящим, а его готовность «затянуть пояса» ради национальной гордости, по сравнению с 2014 годом резко снизилась. Значит, надо или резать расходы на госаппарат или армию, или искать выход во внешнеполитической плоскости.

Как вариант, можно попытаться вновь отвлечь внимание людей от реальной экономики войной, хоть это с каждым месяцем будет сделать все сложнее. Или, что еще проще, начинать структурные изменения постепенно, в расчете на то, чтобы пройти выборы 2018 года и дальше перейти к новой «шоковой терапии». А до этого основательно «закрутить гайки», помешав общественному недовольству выплеснуться на улицы.

При этом никакой возможности влиять на это решение властей нет ни у населения, ни у экспертного сообщества, которое Кремль, судя по подготовке встречи в Дохе, вообще перестал слушать. Остается просто ждать, какой вариант выживания в эпоху «дешевой нефти» будет выбран для России. И готовиться к худшему.

Иван Преображенский