В шаге от империи Эрдогана

Президент Турции избавился от слишком самостоятельного премьер-министра. Его преемник будет во всем покорен, а страна превращается в султанат.


Евросоюз загнал себя в ловушку, отдав Анкаре ключевую роль в борьбе с миграционным кризисом. © Официальный сайт Реджепа Тайипа Эрдогана

В конце мая правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) проведет съезд, на котором изберет себе нового председателя. Поводом для этого стало решение премьер-министра (и главы партии) Ахмета Давутоглу уйти в отставку. Он объявил об этом 5 мая после заседания центрального исполкома ПСР. Причиной турецкие СМИ называют разногласия премьера с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, который, став главой государства, формально перестал возглавлять правящую партию, но в реальности жестко ее контролирует.

Разногласия главы государства и бывшего уже председателя правительства касались самого широкого круга вопросов. От войны в Сирии до отношений с Россией и от боевых действий против курдов до дружбы с США. Но самая актуальная проблема – диалог с Евросоюзом. Дело даже не в том, что премьер Давутоглу якобы слишком мягок на переговорах с европейскими политиками. Это явно не соответствует действительности. Скорее причина в том, что Давутоглу ведет именно переговоры, а не демонстрирует европейцам свое превосходство. Не скандалит, а мирно достигает заметных результатов: решения об отмене виз для граждан Турции и (в краткосрочной перспективе) вступления страны в ЕС.

Еще важнее, что экс-премьер вел переговоры с Брюсселем без оглядки на главу государства, а европейцы не стесняясь демонстрировали, что они хотят иметь дело именно с Давутоглу, а вовсе не с Эрдоганом. Общаться с несговорчивым и хамоватым, как жалуются многие его контрагенты, турецким президентом в ЕС отправляли обычно немецкого канцлера Ангелу Меркель, ей не привыкать. Она же, например, ответственна и за переговоры с таким сложным для европейцев партнером как Владимир Путин.

Теперь же у Евросоюза, похоже, выбора не будет. Придется общаться только с Эрдоганом, который все больше начинает напоминать абсолютного монарха, то есть османского султана, применительно к турецкой истории.

Съезд ПСР уже назначен на 22 мая. И кого бы ни изберут тогда партийным лидером, ясно, что это будет не более чем прислужник Эрдогана. А может быть даже и вовсе его родственник - ходят слухи, что кресло премьера может занять министр энергетики Берат Албайрак, женатый на дочери турецкого президента.

Когда в ноябре 2015 года 37-летнего Албайрака назначали министром, его родственные связи с президентом не вызвали большого скандала. Всем было просто не до того – незадолго перед этим прошли повторные досрочные выборы, на которых ПСР получила абсолютное большинство в парламенте и возможность в одиночку формировать правительство. Оппозиция была почти раздавлена, страна вступила в войну в Сирии, правда, преимущественно в виде бомбежек позиций курдских военных формирований, наконец, гремели первые теракты. Так что спорить с Эрдоганом, упрекая его в кумовстве, оппозиции было весьма затруднительно.

Теперь же, если это «семейное» назначение состоится, возразить и вовсе будет почти некому. Курды практически в подполье. Светская оппозиция – тоже. Она все еще представлена в парламенте, но реального влияния на ситуацию в стране уже не оказывает. Группировка недовольных офицеров в армии обезглавлена, а пресса поставлена под жесткий контроль. Причем не только турецкая, но и европейская, поскольку турки не стесняются задерживать зарубежных журналистов за критику Эрдогана или судиться с ними.

Против могли бы высказаться европейские политики, которым удобнее вести переговоры с относительно самостоятельным премьером Ахметом Давутоглу, а не с родственником или клевретом президента, но Евросоюз сам загнал себя в ловушку, составив план по преодолению миграционного кризиса, в котором ключевую роль играет Турция. Теперь Брюсселю спорить с Эрдоганом не с руки и евробюрократы просто молча утрутся после откровенного плевка в лицо «прогрессивной общественности».

Что касается самих турок, то ничего хорошего их не ждет, поскольку авторитарный режим президента, неоднократно обвинявшегося в коррупции, ничего хорошего стране не сулит. Финансовые рынки уже отреагировали на новости из Турции весьма негативно. Ну а турецкая лира на фоне информации об отставке Давутоглу упала по отношению к доллару до рекордного уровня за последние восемь лет. И это явно только первые последствия жесткого курса Эрдогана на превращение страны в новую Османскую империю.

Иван Преображенский