Выход нашелся лишь в сближении

Восстановление отношений России и Турции было вынужденным и может пойти не так просто, как кажется, полагают эксперты.


И Владимир Путин, и Реджеп Эрдоган имеют в своих странах имидж крутых военно-политических лидеров. © Фото пресс-службы президента РФ, kremlin.ru

После 45-минутного телефонного разговора между президентами России и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом, состоявшегося в среду по инициативе российской стороны, Кремль, по сути дела, дал отмашку на восстановление всех торгово-экономических отношений с Турцией.

В том числе размораживаются двусторонние связи и в области туризма. В четверг глава российского правительства Дмитрий Медведев поручил правительству подготовить меры по поэтапному снятию ограничений в сфере экономических отношений с Турцией. При этом он отметил, что «в разгар туристического сезона актуальна тема отмены запрета на чартерные рейсы на перевозки в Турцию», добавив, что «здесь также очень важно получить от турецких властей дополнительные гарантии принятия эффективных мер по обеспечению безопасности наших отдыхающих, особенно с учетом последних трагических событий в Стамбуле».

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свое мнение о причинах столь стремительного восстановления отношений между двумя государствами и о том, что заставило обе стороны идти навстречу друг другу. Они считают, что у лидеров двух стран просто не было другого выхода, однако это сближение может оказаться не таким легким, как кажется на первый взгляд.

Турция, рассорившаяся со всеми и на Западе, и на Востоке, испытывает сегодня недостаток в друзьях, потому вынуждена идти на сближение с Россией, считает член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев. Он напомнил, что в последнее время Анкара «испортила отношения практически со всеми, с кем могла, и на Ближнем Востоке, и в Европе, и в США, поэтому у нее сейчас нет никакого иного выхода, кроме как искать новых сторонников или восстановить отношения с теми, с кем они были подпорчены».

Патиев обращает внимание, что первую попытку такого рода Турция предприняла, начав восстанавливать свои отношения с Израилем. Вторая такая попытка — налаживание диалога с Россией.

«Прежде Турция, решая те или иные свои вопросы, могла опираться то на Запад, то на Россию, однако в последние месяцы, особенно после 24 ноября 2015 года (когда турецкие ВВС сбили российский Су-24) она начала лишаться таких инструментов. Поэтому сейчас Турция нуждается в восстановлении отношений с Россией, поскольку больше Эрдоган уже не может не выстраивать отношения хоть с кем-нибудь», — считает специалист. В противном случае Турцию «могут ждать очень сложные времена», — отметил Патиев.

Шаги, сделанные Турцией и Россией навстречу друг другу, вызваны большими обоюдными экономическими потерями двух стран, вызванными разрывом торговых связей между ними. Однако, несмотря на эти шаги, нерешенным остается ряд проблем, которые могут вновь привести к прямому столкновению двух держав, считает специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид.

Эксперт напомнил, что Турция занимала пятое место по товарообороту среди торговых партнеров России. «В условиях кризиса и санкций для РФ экономические отношения с этой страной очень важны», — отметил он.

Кроме того, Магид напомнил, что «не является секретом то, что некоторые видные российские бизнесмены имеют обширные связи с Турцией и, несомненно, заинтересованы в их расширении, а не в свертывании».

«Есть и политические, и военные факторы. Столкновение с Турцией из-за событий в Сирии могло бы стать очень рискованным для России в военном и политическом отношении», — сказал Магид.

«Наконец, все это происходит на фоне последних поражений войск президента Сирии Башара Асада под Раккой, в Алеппо и в Латакии. В частности, под Раккой силы Асада были разбиты отрядами „Исламского государства“ (террористическая организация, запрещенная в РФ), понесли большие потери (есть сведения о сотнях погибших) и откатились на несколько десятков километров, а в Латакии различные повстанческие группировки развернули крупное наступление на позиции правительственной армии Сирии», — отмечает аналитик.

«Становится понятно, что надежды на то, что с помощью РФ можно установить контроль над всей Сирией, призрачны. Так что, с Турцией, так или иначе, придется договариваться», — считает он.

Важным фактором потепления российско-турецких отношений стало и нынешнее сближение Турции и Израиля. Если бы Россия осталась в стороне от этого процесса, то это негативно сказалось бы на позициях России в Сирии и вообще на Ближнем Востоке, говорит специалист.

В то же время Магид уверен, что новое сближение России с Турцией будет непростым, учитывая амбиции сторон, поскольку оба президента — и российский, и турецкий — имеют в своих странах имидж крутых военно-политических лидеров. Ни тот, ни другой не могут позволить себе показаться слабым и внутри страны, и на внешней арене.

Например, уже обозначились проблемы с толкованием так называемого «извинения» Эрдогана перед Путиным, отметил эксперт. По словам Магида, многие специалисты по турецкому языку утверждают, что президент Турции в своем обращении к российскому коллеге употребил слово, которое переводится не как извинение, а всего лишь как сожаление по поводу гибели российского летчика. Именно и только так трактуется это слово турецкими СМИ.

Проблемой для российско-турецкого сближения также остается то, что в Сирии не устранена военная конфронтация между протурецкими отрядами, которых поддерживает Турция и силами президента Асада, которого поддерживает Россия. А значит, прямые столкновения между турецкими и российскими войсками в Сирии возможны и в будущем, полагает Магид.

Александр Желенин