«Кошки-мышки» по-турецки

Турция «пригласила» РФ на авиабазу «Инджирлик», но сразу же взяла свои слова обратно. Подобные «сенсации» говорят о том, что Анкара сейчас отчаянно торгуется с Москвой, Вашингтоном и НАТО.


© Фото с сайта минобороны.рф

Исходящее от Анкары завуалированное приглашение России использовать авиабазу «Инджирлик» для борьбы против «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организация) вызвало некоторое недоумение — объект-то фактически американский, на нем базируются самолеты США, Великобритании, Германии, Катара и Саудовской Аравии. Сразу возникли два предположения: не является ли такая «милость» Турции «пустышкой», или Анкара решила показать спину американцам и НАТО?

Но — по порядку. Предложение или приглашение Турции из уст министра иностранных дел этой страны Мевлюта Чавушоглу прозвучало на телеканале TRT следующим образом (цитата РИА Новости): «Мы будем сотрудничать со всеми, кто противостоит ИГ. Мы с самого начала ведем эту борьбу, и мы открыли базу «Инджирлик» для тех, кто хочет активно принять участие в ней. Почему мы не сможем точно так же сотрудничать и с Россией? ИГ — для всех нас враг, и с ним нужно бороться. Это в высшей степени важно для внедрения этого механизма в жизнь и предотвращения любых нежелательных инцидентов. По этой теме мы сошлись во мнении с Сергеем Лавровым».

Не успели эксперты восхититься таким предложением Анкары и отпраздновать «геополитическую победу России», как тот же турецкий министр отрекся от своих слов, заявив, что Турция готова сотрудничать с Россией в борьбе против ИГ, но об использовании российской стороной базы «Инджирлик» речи нет. «Я не это имел в виду. … Мы готовы к любому сотрудничеству в борьбе с ИГ, как пример я привел «Инджирлик», — сказал он журналистам. И подчеркнул: «Открытие «Инджирлика» невозможно».

Вот такой ребус. Кстати, Кремль после первого заявления Чавушоглу торопиться не стал: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков проинформировал, что заявление по «Инджирлику» российской стороне стало известно из СМИ, и его еще надо «проанализировать должным образом и в политическом плане, и в военном плане».

Правда, некоторые политики из Госдумы успели «поприветствовать практический шаг Турции в борьбе с терроризмом», а эксперты заговорили чуть ли не о разрыве отношений Анкары с НАТО. Но Турция не была бы Турцией, если бы действовала прямо и последовательно.

Действительно, как могли российские самолеты дислоцироваться на базе, которая фактически принадлежит США? И нужно ли России такое плотное соседство с американцами, когда в ее распоряжении, на условиях бессрочной аренды, находится авиабаза Хмеймим в Сирии, контролирующая все сирийское воздушное пространство. Правда, мнение военных экспертов по Хмеймим откровенно разделяется: одни считают, что она вполне выполняет свои функции, другие полагают, что для борьбы с ИГ ее явно недостаточно.

В общем, даже после извинения Эрдогана за сбитый российский самолет Турция продолжает фокусничать и играть словами, хотя находится в довольно тяжелом положении — как с точки зрения курдского вопроса и фактора ИГ, так и в контексте военно-политического доверия к ней ведущих мировых игроков. Соответственно, реальных союзников у нее нет — видимо, этим объясняются последние шараханья Анкары то к России, то к Израилю, которые скорее настораживают, чем дают повод думать о незыблемости альянсов Турции с кем бы то ни было.

Хотя партнерство с Россией ей сейчас крайне важно, и состояться в той иной степени оно может только в том случае, если Анкара откажется от требования смены режима в Сирии. Но откажется ли она? Да и возможно ли сейчас мирное соглашение по Сирии, учитывая фактор заинтересованности США в свержении Асада и их позицию в курдском вопросе?

Однако получилось так, что стратегия Анкары в Сирии ни к чему не привела, кроме изоляции Турции и усиления ее внутренних проблем. Да, Турция вроде мирится с Россией, которая, наверное, даже слишком поспешила со снятием ограничительных мер с турецкого бизнеса и с «зеленым светом» для поездок россиян на турецкие курорты. Но что она в итоге получила после долгожданного извинения Эрдогана — игру в «кошки-мышки» главного турецкого дипломата, которая с большой долей вероятности была санкционирована самим Эрдоганом?

Фактически весь этот спектакль с «Инджирликом» был поставлен как для Москвы, так и для Вашингтона исключительно в спекулятивных целях. Первое заявление предназначалось для Вашингтона — Анкара предупредила, что может переметнуться к России, то есть сыграла на повышение своих ставок перед американцами. Но в то же время расчет делался и на московские «уши», которые радостно «зашевелятся» от «может быть» и всерьез заинтересуются турецким военным «гостеприимством». Но, по сути, такая заинтересованность обеспечила бы клинч с интересами Вашингтона, и не могла быть серьезно рассмотрена Кремлем.

А вот второе заявление предназначалось исключительно для Москвы, которой сказали: «Могу дать, а могу и не дать авиабазу, хозяином которой не являюсь». То есть место имеет откровенный «цирк», не дающий возможность серьезно воспринимать турецкую вербальность ни в Москве, ни в Вашингтоне. Вообще же создается впечатление, что Турция прилагает максимум усилий, чтобы навредить самой себе. Причем в самый канун Варшавского саммита НАТО и нового «медового месяца» с Россией.

Вероятно, это может означать только одно: Турция сейчас усиленно торгуется и с Россией, и с США по сирийской и курдской проблематике, усилению НАТО на Черном море, по прочим вопросам, и кидает пробные шары с тем, чтобы вызвать реакцию каждой из сторон. Такие «штучки» широко апробированы в мировой политической практике, однако когда к ним прибегают слишком часто и не к месту, то они уже не «звучат» — на них попросту перестают обращать внимание.

Но вот довольно любопытное мнение военного аналитика Анатолия Цыганка, приведенное азербайджанским изданием Haqqin.az. «Я не верю, что американцы разрешат Турции предоставить нам (России) военную базу в Инджирлике, американцы просто устроят в Анкаре переворот и сместят Эрдогана за такую самодеятельность. Но очень вероятно, что Россия и США на каком-то этапе договорятся по использованию базы «Инджирлик» для борьбы с ИГИЛ. Видимо, такая договоренность есть, просто глава МИД Турции придал это публичности», — сказал он.

Если сделка состоится, полагает аналитик, это станет хорошим примером двустороннего сотрудничества. «Однако я очень сомневаюсь, — подчеркнул он, — что США дадут возможность Турции тесно сблизиться с Москвой, вот увидите, они что-нибудь опять придумают, чтобы отдалить эти две страны».

Ирина Джорбенадзе